Роберт ВИККЕРС, Александр КАНЕВСКИЙ

Произведения, написанные в соавторстве


Шекспириада
Баллада о массажисте
Баллада о свистуне
Весёлые картинки
Возвращение
Герои Олимпа
Дело об алиментах
Детские куплеты
Добрый волшебник
Моё мнение
Монолог Голохвастова
Монументальные - документальные
Моя биография
Я иду по городу (музыкальная новелла)
Третье свидание
Тренированные песни (образование из трёх песен)
Собачья жизнь (Сатирическая песня)

Роберт ВИККЕРС, Александр КАНЕВСКИЙ
Шекспириада



ШЕКСПИРИАДА

- Привет Вам, господа! Разрешите представиться: Я - Пролог. Я преподношу вам с нижайшим поклоном, нашу Землю, которую разрывают земные страсти! Зависть, алчность, властолюбие. Они сталкиваются, пожирают друг друга. И только одно чувство бессмертно на нашей Планете. Впрочем, это не моё открытие. Это всеми своими пьесами доказал актёр королевского театра "Глобус" Вильям Шекспир. Нет, нет, не пугайтесь! Я не стану играть все эти пьесы! Я сыграю одну небольшую пьеску, составленную мной из разных комедий и трагедий великого лицедея. Я надеюсь, что шекспироведы мне простят, а с Шекспиром мы как-нибудь договоримся? Итак я начинаю!

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

(Трубы)

- Вы слышите, трубят победно трубы
Падите ниц пред новым королём!

(Трубы)

- Попутный ветер наполняет паруса,
Король готов к открытию, синьёры!

(Трубы)

- Всем дамам от хозяиеа привет,
Он этот праздник посвящяет Вам!

(Гонг)


ДЖУЛЬЕТТА - Кормилица, скажи, кто тот синьёр?

- Не знаю.

ДЖУЛЬЕТТА - Поди узнай. И если он женат,
То мне могила будет брачным ложем.

* * *

РОМЕО - Скажи, кто та, чья прелесть украшает
Танцующего с ней?

- Синьёр, не знаю.

РОМЕО - Она затмила факелов лучи,
Сияет красота её в ночи.

* * *

ШЕЙЛОК - Три тысячи дукатов? Хорошо

- Да, добрый Шейлок, на три месяца,

ШЕЙЛОК - На три месяца? Хорошо.

- За меня поручится Антонио.

ШЕЙЛОК - Антонио поручится по векселю? Хорошо.

Антонио хороший человек. Словами "он хороший человек", я хочу сказать, что он, человек состоятельный, Однако капитал его весь в надеждах. У него одно судно плывёт в Индию, другое в Мексику, третье в Англию. Но ведь корабли - это только доски, а моряки - только люди; а ведь есть и земные крысы, и водяные воры, то есть пираты... несмотря на это, он человек состоятельный... Три тысячи червонцев... Пожалуй вексель его взять можно.

* * *

РИЧАРД - Благое дело, государь, совершили,
А если кто из этого собранья
По подозренью или по доносу
Меня врагом считают
Иль если в гневе, иль по неразумью
Кому-нибудь нанёс обиду Ричард,
Я хотел бы
Просить его о мире и о дружбе.
Вражда мне - смерть; её я ненавижу,
И дружбы добрых всех людей желаю.
Я в Англии не знаю человека,
К кому б я более вражды питал,
Чем толь что родившийся ребёнок,
И за своё смиренье славлю бога

* * *

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

(Трубы)

- Да будет славен новый наш король!
Да будет счастливо его потомство!

(Трубы)

- Летит корабль на волнах упругих,
Желанный берег виден вдалеке.

(Трубы)

- Ещё свечей! Играйте, музыканты!
Ей место, место!.. Ну, же в пляс, девицы!

(Гонг)

ДЖУЛЬЕТТА - Ромео!

РОМЕО - Любимая опять меня зовет
Речь милой серебром звучит вночи,
Бескрайне, безгранично, беспредельно
Тебя люблю, благотворю и чту.

ДЖУЛЬЕТТА - Как я глупа: я слёзы лью от счастья...

* * *

РИЧАРД - Раз не дано любовными речами
Мне занимать болтливый пышный век,
Решился стать я подлецом и проклял
Ленивые заботы мирных дней.
Я клеветой, внушением опасным
Смертельную вражду посеял ныне
Меж братом Кларенсом и Королём.
И если также справедлив и верен
Король, как я лукав и лжив,
Сегодня будет брат мой в заточеньи...
Теперь отдать приказ мне тайный надо,
Чтобы отродье Кларенса убрали,
А там бог приберёт и короля,
И опростает место для меня.

* * *

ШЕЙЛОК - Мой вексель! Против векселя ни слова!
Ты звал меня собакой без причины.
Собака я! Страшись моих клыков.

XX - Прошу, дай мне сказать, о добрый Шейлок.

ШЕЙЛОК - Мой вексель! Ничего не стану слушать.

XX - Безчувственнейший пёс, какого знаю
Среди людей!

ШЕЙЛОК - Довольно!
Не слушаю. По векселю плати.

(Гонг)

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

(Тревожные сигналы трубы)

- Кончайте бал!
Эй, расходитесь гости!

(Трубы)

- Мы тонем! Мы погибли!
Тонем, тонем!

(Трубы)

- Король! В постели брат ваш найден мёртвым!
Скончалась королева! Принц убит!

(Гонг)

ДЖУЛЬЕТТА - Как всё другое отлетело вдруг:
Отчаянье, сомнение, испуг...
Сдержись, любовь, сдержи порыв восторга...

* * *

РИЧАРД - Убийца я!
Я счёт убийствам страшным потерял,
Я клятвы нарушал сто тысяч раз.
Отчаянье! Никто меня не любит!

* * *

ДЖУЛЬЕТТА - Меня ты любишь? Знаю: скажешь да.
Тебе я верю.

* * *

- Схватить немедленно пьяницу Фальстафа,
Свести в тюрьму и всех друзей его!

ДЖУЛЬЕТТА - Моя, как море безгранична нежность
Чем больше отдаю, тем больше остаётся...

* * *

ШЕЙЛОК - ...Металл проклятый, прочь!
Ты, шлюха человечества, причина
Вражды людской и войн кровопролитных,
Лежи в земле, в своём законном месте!
Ступай обратно, вор, не соблазняй!
Я вновь тебя зарою глубоко!

* * *

ДЖУЛЬЕТТА - Ромео!

РОМЕО - Милая!

ДЖУЛЬЕТТА - Когда мне завтра
Прислать к тебе?

РОМЕО - Пришли в девятом.

(Удар гонга. Снова в образе Пролога)

ПРОЛОГ - Кто под звездой счастливою рождён, -
Гордится славой, титулом и властью.
А я судьбой скромнее награждён,
И для меня любовь - источник счастья!
И нет угрозы титулам моим
Пожизненным: Любил, люблю, любим!
А чтоб любовь была нам дорога,
Пусть океаном будет час разлуки,
Пусть двое, выходя из берега,
Один к другому простирают руки,
С твоей любовью, с памятью о ней
Всех королей на свете я сильней.
Любовь - над бурей поднятый маяк,
Не меркнувший во мраке и в тумане.
Любовь - звезда, которую моряк
Определяет место в океане.
А если я неправ и лжёт мой стих,
То нет любви - и нет стихов моих!

* * *

Роберт ВИККЕРС, Александр КАНЕВСКИЙ
Баллада о массажисте
Музыкальная новелла



- Внимание! Внимание! Микрофоны и камеры Всесоюзного радио и телевидения на трибунах Центрального стадиона. Сегодня здесь встречаются чемпион прошлого сезона "Динамо" и команда "Торпедо"... Болельщикам известно, что к финалу чемпионата обе команды пришли с равным колличеством очков. Предстоящий матч решит, кому достанутся золотые медали и звание чемпиона страны. Пока команды производят разминку... Обратите внимание на динамовского массажиста. Он продолжает свою работу и здесь, на поле, хотя судья машет ему рукой, чтобы он удалился на свою скамеечку.

(Музыка)

...И был до края переполнен.
И так же ахал стадион,
Когда, как солнце, мяч футбольный
Вбивал гвоздём в ворота он.

Смеялась девочка в косичках.
В её глазах был светлый май,
А стадион кричал привычно:
Давай! Давай! Давай! Давай!

(Музыка обрывается)

- ...В команде динамовцев замешательство. Этого никто не ожидал. Ошибка защитника, неудачный бросок вратаря, и вот результат. Гол на четвёртой минуте. Возле вратаря уже хлопочет врач и Массажист. Но массажист вратарю, кажется вовсе не нужен.

(Музыка)

А он с любимой командой
В один из самых тяжких дней
Пришёл к дверям военкомата.
В футболке новенькой своей.

Всех горестей, что испытал он
Не описать, не перечесть,
Но ни на миг не отступила
Мечта о солнечном мяче.

-... Слушателям "Маяка", только что включившим радио, я спешу сообщить, что за две минуты до конца первого тайма динамовцам удалось сквитать гол. Итак, счёт один-один. Семнадцатая минута второй половины игры. Мяч сейчас у динамовцев, нет, у торпедовцев, нет, у дина... нет, у торпе... нет, всё-таки у динамовцев... Маленькая свалка в центре поля. Нет, нет, ничего опасного. И совершенно зря динамовский массажист опять сорвался со своего места...

(Музыка)

Но грубо форварда лихого
Снесла подножкою война,
В кольцо под городом Ростовом
Попал со взводом старшина.

Он, как положено, последним
Из окруженья выходил,
И тёмной ночью луч рассветный
Ему, как блеск мяча, светил...

- Нападающий динамовцев в окружении трёх защитников противника. Кто-то из торпедовцев нарушил правила. Не удивляйтесь тому, что на трибунах смех. Это незадачливый динамовский массажист пытается вырваться из Объятий тренера, с трудом удерживающего его на скамеечке. Полузащитник посылает мяч. Он у нападающего. Он обошёл одного защитника, другого... Ну, Анатолий! Надо бить! Удар! Пушечный, ослепительный удар!

(Музыка)

Лежал на койке тьмой скован
Не веря, что навеки мгла,
Но военврач сказал сурово;
- Придётся, хлопец, жить без глаз.

И ночь дорогу отрубила
В тот довоенный светлый май,
Лишь сердце по привычке било:
Давай! Давай! Давай! Давай!

- Судья Андэюлис посматривает на свой секундомер. Свисток. Матч окончен. Окончен со счётом два-один в пользу "Динамо". Прошлогодние чемпионы вновь подтвердили свой высокий класс и заняли почётное положение в отечественном футболе. Между тем, на поле происходит нечто необычное. Вместо того, чтобы принимать цветы, поздравления и позировать фоторепортёрам, все динамовцы ринулись через всё поле, навстречу своему массажисту. Да, да, я не ошибся. Они обнимают, целуют его... Это что-то новое в футболе. Ну, да ладно... От радости люди часто поступают не совсем, я бы сказал, логично. К тому же победителей, как говорят, не судят.

(Музыка)

Взметнулось над Рейхстагом знамя.
И мирная настала жизнь,
В своё любимое "Динамо"
Пришёл незрячий массажист.

Пусть о судьбе его не плачут,
Сильнее он теперь вдвойне.
Ведь каждый раз на каждом матче,
Он забивает гол войне!

Роберт ВИККЕРС, Александр КАНЕВСКИЙ
Баллада о свистуне
Музыкальная новелла



В приморском парке солнцепёк,
В тени до тридцати.
Сидит под пальмой паренёк
И песенку свистит.

(музыка, свист).

Невдалеке от паренька
От курева темно.
Сидят четыре старика,
Играют в домино.

На свистуне костюм хорош,
И говорят они:

- Не та сегодня молодёжь,
Не то, что в наши дни.
Уже четвёртый день подряд
Свистун приходит в сад,
Родители дадут деньжат,
А детки просвистят.
Моралью их не прошибёшь,
Работа не для них...
Не та сегодня молодёжь,
Не то, что в наши дни!

Но вдруг тревожные гудки
Зовут издалека.
Переглянулись старики, -
Не стало паренька.

-"-

Пожар на буровой можно было сравнить с извержением вулкана. Столб пламени высотой в небоскрёб был виден издалека.

Он на ходу выскочил из попутного грузовика и подбежал к группе людей, столпившихся возле "Волги".

- Глеб Николаевич Черепин, - представили его. - Начальник спецслужбы нефтеразведки, кавалер трёх орденов, герой Социалистического труда, и прочее, и прочее... Положение катастрофическое. Может вспыхнуть нефтехранилище и тогда - огонь в городе. Прошу высказываться, товарищи.

Говорит генерал инженерных войск:

- Подрывники здесь. Тол в пути. Через час можем начинать.

- Ваше мнение, Глеб Николаевич?

- Взрыв бесполезен.

Говорит начальник прииска:

- Завтра прилетят москвичи из Министерства.

- Глеб Николаевич?

- Завтра будет пылать пол-города.

Говорит секретарь обкома:

- Может, попробовать земляной вал вокруг факела и нефтехранилища?.. Объявить в городе, созвать людей...

- Глеб Николаевич?

- Объявить в городе - посеять панику.

- Вы всё отвергаете. А что взамен?

- Я должен подумать.

- Сколько?

- Две минуты.

(Музыка, свист)

-"-

По вызову Черепина к месту аварии примчалась пожарная машина с турбореактивным двигателем.

Черёпин сквозь рёв пожара инструктирует старшего команды.

- Слушай, старик! Стреляй в устье. Я двигаюсь за струёй. Промажешь - мне крышка. Проведёшь - братом будешь. Понял?

- Ясно, огонь! Вернее, вода!

-"-

В огненный столб
Парень вошёл
В зонте воды.
Огневорот
Парню суёт
В лёгкие дым.
В рации хрип:
- Ты не погиб?
- Вроде живой.
Смерч в двух шагах,
Вот уже шаг
Глотка его.

Смерть от страха дрожит,
Увидав паренька.
Отступи! Будешь жить!
Уходи! По рукам?
Парень смерти в глаза,
Говорит: Я спешу.
Не хитри! Я сказал
Затушу! Задушу!

Метров на сто
Огненный столб,
Жутко смотреть!
Алый пожар,
Чёрный угар,
Дьявольский смерч!

Можешь орать -
Слов не слыхать,
Глушит их смерч.
Это на бой
Вышла с тобой
Чёрная смерть!
Словно вопль из пластов
Свои руки простёр,
Словно чёрную кровь
Пожирает костёр.
Уходи от греха,
Перестанешь свистеть,
Я пылаю века,
А тебе - двадцать пять!

-"-

Стёкла скафандра залиты нефтью. Ватник сгорел. Черепин надевает два новых, один на другой.

- Моя команда на Камчатке. Я в отпуске.

- Сколько нужно?

- Шесть человек.

- Берите тридцать.

- Я сказал шесть. Добровольцы, становись!

(Как бы обходя шеренгу)

- Почему идёшь?

- Люблю риск.

- Не пойдёшь. Психов не беру.

- Спички есть?

- Есть.

- Отставить!

- Почему?

- Может, из-за твоих спичек и этот пожар.

- Возраст?

- Сорок пять.

- Воевали?

- Разведчик.

- Годится.

- Девушек не беру.

- За что значок?

- Первый разряд парашютного.

- Становись.

- Не боишься?

- Готов помереть.

- Не пойдёшь. Смертники не нужны.

- Дети есть?

- Сын.

- Останешься.

- Я - комсорг прииска.

- Становись.

- Я сказал, девушек не беру.

- Что за шрам?

- Хулиганов ловили. Я-дружинник.

- Выходи.

- Сколько лет?

- Двадцать восемь. Выжимаю 110 килограммов. Выступаю за сборную района.

- Корень квадратный из 121?

- У меня семь классов.

- Не пойдёшь.

- Да, девушек не беру, но Вас возьму. За настырность!

-"-

Шестеро душ,
Огненный душ,
Огненный след.
А впереди
Их командир
Двадцать пять лет.

Снова идёт
В огневорот
Снова свистит.
И вроде в лад
Все шесть свистят
Тот же мотив.

(Музыка, свист).

Но устали уста,
И устала вода,
Даже факел устал
И угас навсегда.
Арматурой зажат
Ненасытный огонь.
Смерч бессильно заржал,
Как стреноженный конь.

-"-

- Товарищ генерал! Тол прибыл!

- Отправьте назад.

- Приехала первая команда землекопов.

- Уже не нужно.

- Звонят москвичи. Они вылетают.

- Отставить!

-"-

В приморском парке солнцепёк,
В тени до тридцати.
Сидит под пальмой паренёк
И песенку свистит.
Недалеко от паренька
От курева темно
Опять четыре старика
Играют в домино.
Оттуда реплика слышна
Какого-то козла:
- Гляди-ка, снова свистуна
Холера принесла.

Сидит нарядный, как павлин,
Нейлон, перлон, капрон...
И в запонке горит рубин...
Теперешний пижон!
Моралью их не прошибёшь,
Работа не для них. -
Не та сегодня молодёжь,
Не то, что в наши дни!

(Уходит насвистывая).

Роберт ВИККЕРС, Александр КАНЕВСКИЙ
Весёлые картинки
(сценка)



Трубецкой:

- Мне вспомнился один восточный анекдот. У бедуина пропал верблюд. Бедуин очень разозлился и воскликнул: "Проклятый горбун! Вместо того, чтобы заниматься своими бедуинскими делами, я должен тебя искать!? Аллах свидетель - найду отдам за копейку!" И в ту же минуту он увидел возвращавшегося верблюда, который, ничего не подозревая, в знак привета весело плюнул на своего хозяина. Бедуин очень обрадовался: всё-таки он любил верблюда. Но клятва есть клятва, и Аллах не председатель месткома - его не обмануть. Пришлось бедуину вести верблюда на базар. Но он всё же нашёл выход из положения и захватил с собою ещё и петуха... Придя на базар, он начал громко выкрикивать: "Продаётся верблюд, всего за одну копейку и петух - за тысячу рублей. Отдельно не продаются..."

Молодой человек:

- Трубецкой! Тут тебя хотят видеть... Насчёт подписки на газеты и журналы... Тебя интересует?

Трубецкой:

- Да, да! Пригласи пожалуйста!

(Он уходит появляется девушка)

Девушка:

- Здравствуйте!

Трубецкой:

- Здравствуйте!.. Я бы хотел выписать для сестрёнки журнал "Весёлые картинки"... Можно?

ОНА:

- Конечно. Четыре двадцать и пять шестьдесят...

ОН:

- А за что пять шестьдесят?

ОНА:

- За журнал "Спутник алкоголика".

ОН:

- Вы не поняли: я просил только "Весёлые картинки".

ОНА:

- "Спутник алкоголика" - нагрузка к "Весёлым картинкам"... Берите! Иностранный журнал. Редактор тов. Штопор.

ОН:

- Ра-ра-разве?

ОНА:

- Измотались! Не следите за собой. А здоровье - дороже всего!..

ОН:

- Это верно.

ОНА:

- ... Шесть восемьдесят.

ОН:

- За что?

ОНА:

- За журнал "Здоровье". На год.

ОН:

- (добитый окончательно) - Ладно, валяйте!

ОНА:

- Но к "Здоровью" идёт приложение - "Злокачественная опухоль".

ОН:

- Опухоль - это хорошо! Что ещё?

ОНА:

- Я думаю, пока хватит.

ОН:

- Спасибо... Сколько с меня?

ОНА:

- 680 рублей.

ОН:

- (с надеждой) По-старому?

ОНА:

- По-новому! (Он истерически хохочет, затем обрывает смех)

ОН:

- Это за... за картинки?

ОНА:

- Какие картинки?

ОН:

- Разноцветные... Для сестрёнки.

ОНА:

- Ах, "Весёлые картинки"?

ОН:

- Ну, да, ну, да...

ОНА:

- Нету, голубчик! Уже все распространены.

ОН:

- Распространены?.. С нагрузкой? Нагрузки-нагрузки!.. Картинки-корзинки... Один верблюд, один петух, оба на казахском языке... Это раз... Верблюд за копейку, петух за тысячу это два. (Вдруг запел) - Картинки, весёлые, весёлые, весёлые!

ОНА:

- Вот что, дружок! Я вас подпишу ещё и на "Спутник психиатра! Уже без всякой нагрузки!"

Роберт ВИККЕРС, Александр КАНЕВСКИЙ
Возвращение
(сценка)



АКТЁР - Раскрывая газету, мы уже не удивляемся, узнав, что новый искусственный спутник умчался в космос. И недалёк тот день, когда мы узнаем, что новый космический корабль полетел к неизведанным планетам с человеком на борту. Узнаем и не удивимся, потому что время пришло.

Кстати, о времени и о полётах.

Учёные утверждают, что в глубинах космоса время идёт намного медленнее, чем на земле. Летаете вы, предположим, год, а на Земле за это время - двадцать лет пролетело.

Трудно даже представить состояние человека, после стольких лет возвратившегося на Землю.

Трудно, но всё же давайте представим.

(Уходит. Появляется молодая женщина с чемоданчиком)

ОНА - Вот я и дома! Столько лет носило меня по космическим дорогам и, наконец, я дома. Хорошо! (Кричит) Я до-о-ома!..

(Появляется глубокий старик)

СТАРИК - (В сторону) Странная особа! (Ей) Девушка, если вы насчёт зачётов, то я уже не принимаю. Вот так!

ОНА - Странно!

ОН - Ничего странного, давно на пенсии. А вы сами откуда, если не секрет?

ОНА - Из далека.

ОН - Надолго к нам?

ОНА - Насовсем. Я здешняя. Из этого дома.

ОН - Соседи, значит. В какой квартире живёте?

ОНА - В этой, в девятой.

ОН - Простите, но в этой квартире я живу!

ОНА - Значит, вас в моё отсутствие поселили.

ОН - Извините, я здесь уже сорок лет живу. Меня весь дом знает! Моя фамилия Скачко.

ОНА - Простите, это моя фамилия Скачко!

ОН - Да посмотрите на дверную табличку: "Профессор Павел Васильевич Скачко"... Стойте! А вас как зовут?

ОНА - Мария.

ОН - А по отчеству?

ОНА - Семёновна.

ОН - Мама!!! (Бросается к ней)

ОНА - Сынок! (Обнимает его)

ОН - Мама!.. Мамочка!.. Столько лет ждал и, наконец, дождался!

ОНА - Павел!.. Павлик!.. Вырос-то как!.. Красавец! (Треплет его за бороду. Затем строго) Почему не бреешься?

ОН - Сейчас модно.

ОНА - Всё равно сбрей.

ОН - А молодым можно, да?..

ОНА - Сбрить немедленно!

ОН - Хорошо, мама, сбрею.

ОНА - И причёску поменяй. Что это за пижонство!

ОН - Хорошо, мама... Поменяю.

ОНА - И вообще, тобой надо заняться.

ОН - Займись, мама... (Счастливый всхлипывает) Меня столько лет никто не ругал!..

ОНА - Ладно, ладно, не хнычь! Давай лучше отметим нашу встречу.

ОН - Давай, мама. По маленькой?

ОНА - (Испуганно) Ты что, пьёшь?

ОН - Всем можно, а мне нет! (Вынимает таблетки)

ОНА - Что это?

ОН - Заменитель алкоголя. Прекрасное активизирующее средство.

ОНА - А как насчёт водки?

ОН - Вспомнила! Её ещё в 1970-ом году по общенародному требованию уничтожили. Митинговали, ходили с плакатами, на которых была нарисована бутылка. Один плакат на троих.

ОНА - Ну, что ж... Выпьем! (Чокаются таблетками) Эх, Пашка!.. Как я рада, что уже дома!.. Мне бы сейчас поездить, поглядеть!..

ОН - Это можно. Хочешь в Москву махнём, хочешь - в Париж. А ещё лучше - на ракетоплан и в Америку!

ОНА - Это для чего?

ОН - Мне там одного приятеля надо повидать, работает в Вашингтонском райисполкоме, Джонсон по фамилии.

ОНА - Кто, кто?

ОН - Джонсон. Ну, внук бывшего президента Америки. У него ещё из-за деда были неприятности: в комсомол принимать не хотели. Махнём, а?

ОНА - Погоди махать. Успеем. Ты мне лучше ответь, как жил все эти годы без материнского надзора? Только честно.

ОН - (Смутившись) Хорошо, мама, я скажу.

ОНА - Давай, рассказывай.

ОН - Немножко, неудобно вышло, мама.

ОНА - Наверное, окно соседям разбил?

ОН - Нет, мама. Но я...

ОНА - Подрался с кем-нибудь?

ОН - Нет, нет, понимаешь...

ОНА - Ну, смелей, смелей!

ОН - (Решившись) Я, мама, женился. Анечка - девушка хорошая, скромная, уже на пенсии. Она тебя очень любит, и дети тоже.

ОНА - Какие дети?

ОН - У меня же два сына есть, твоего возраста.

ОНА - (Растроганно) - Значит, я уже бабушка?

ОН - Бабушка. Бабуля. Будешь их нянчить.

ОНА - А где я буду жить?

ОН - Здесь. С нами.

ОНА - Я же здесь уже не прописана.

ОН - А мы тебя, мама, удочерим. (Вдруг) Ой, совсем забыл! Мама, скорей! Наша очередь!

ОНА - Какая очередь?

ОН - Очередь на квартиру, на которую ты ещё до полёта записалась. Как раз подошла!

ОНА - Прекрасно! Я же её и получу! Бежим!

(Убегают)

Роберт ВИККЕРС, Александр КАНЕВСКИЙ
Герои Олимпа



С каждым днём всё ближе начало Олимпийских игр в Москве. Готовятся спортсмены, готовимся мы, артисты. Хочется каждого нашего победителя приветствовать новой песней. Так ведь и раньше было. В 1952-м году первое олимпийское золото привезли посланцы нашего народа Григорий Новак, Арсен Мекокишвили и никому не известный гимнаст... (поет на мелодию "Спят курганы тёмные").

Там на играх в Хельсинки
Паренька приметили,
Он на брусьях выполнил
Поворот крутой.
Одолел и кольца он,
И коня высокого -
И добился первенства
Парень молодой.

Журналисты бойкие
На него набросились:
- Сообщи откуда ты,
Из земли какой?
- Человек советский я,
Родом из Донецка я,
А моя фамилия -
Чукарин молодой.

На Олимпийских играх в Австрии, Италии и Японии гремело имя другой советской гимнастки.

(на мотив "Семёновна").

Мы к спокойствию привыкли олимпийскому,
А сумеешь хоть одну награду взять -
По старинному обычаю российскому
Полагается на радостях сплясать...

Лариса Семёновна Латынина, единственная в мире, добилась восемнадцати олимпийских наград! Вот уж натанцевалась!

Влюблённые болельщики
Кричали от души:
- Семёновна! Семёновна!
А-ну, давай, давай, пляши!

К пятидесятилетию советского государства наши спортсмены привезли с Олимпиады пятьдесят золотых медалей. Одна из них досталась весёлому одесситу Николаю Авилову. (На мотив "Шаланды полные кефали").

Шаланды полные кефали
В Одессу Коля доставлял,
И в город Мюнхен на вокзале
Его весь город провожал.

Когда с бельгийским чемпионом
Он вышел прыгать в высоту,
"Наш Коля сделает пижона!"
Шептали грузчики в порту.

Можете себе представить, что делалось в его родном городе, когда Николай Авилов стал первым советским чемпионом в многоборье.

Я вам не скажу за всю Одессу,
Вся Одесса очень велика,
Но и Молдаванка и Пересыпь
Десять дней поили земляка!

На последней, Монреальской Олимпиаде, сильнейший человек мира Василий Алексеев занял высшую ступеньку пьедестала, а его соперникам немцу Рудольфу Мангу и американцу Томми Коно пришлось исполнить печально-вокальный дуэт.

- Прощай!
От двух вокзалов поезда
Умчат нас в разные края.
Прощай!
От нас уплыли навсегда
Медаль твоя, медаль моя.
Прощай,
И ничего не обещай,
И ничего не говори,
А чтоб понять мою печаль,
На чемпиона посмотри.
Ты помнишь, плыли в вышине
И вдруг погасли две звезды...
Но лишь теперь понятно мне,
Что это были я и ты...

Но это песни о героях прежних Олимпиад. Угадать же кто будет первым в Москве восьмидесятого года трудно. Ведь будущим чемпионам сейчас лет по семнадцать, а чемпионкам и того меньше.

Смешная чёлка,
Половина неба в глазах,
Идёт девчонка
В городской спортзал.
Каблучки по асфальту стучат,
Пареньки на неё не глядят,
А девчонка идёт, напевая
Песенку свою.

Пройдёт полгода
И минута счастья придёт.
Побъёт девчонка
Мировой рекорд.
Закружится от радости зал,
На почётный крутой пьедестал
Чемпионка взойдёт, напевая
Песенку свою.

Бегут девчонки,
Из бассейна мчат на каток.
Сегодня с ними
Не знаком никто,
Ну, а завтра, светлы и юны,
Олимпийское знамя они
Пронесут над землёй, прославляя
Родину свою!

Роберт ВИККЕРС, Александр КАНЕВСКИЙ
Дело об алиментах
(Монопьеса)



- Слушается дело о взыскании алиментов. Иск гражданина Орлова Ивана Андреевича гражданину Орлову Алексею Ивановичу. Истец есть?

- Есть я.

- Ответчик явился?

- Да, здесь.

- Слово предоставляется истцу.

- А мне, собственно, добавить нечего. Всё в заявлении. И как родной сын в дом не пустил и как нетрудоспособному отцу помогать отказался.

- От второго брака у вас дети есть?

- Дочь. Там, на Урале. Девочка добрая, да с зятем я не ужился. Чтоб ей жизнь не калечить, всё бросил и к сыну подался. Думал на старости лет внука поняньчить... Есть, товарищи судьи, такая присказка: Не имеешь детей - всю жизнь живёшь, как человек, но умрёшь, как собака. Имеешь детей - умрёшь, как человек, зато всю жизнь живёшь, как собака. А я жил и умру как пёс.

- А вы бы попробовали быть человеком!

- Это он за покойную мать мстит. Да если б покойница была жива, она б со стыда сгорела, узнав, что ты родного отца заставил на алименты подать, перед людьми позориться!

- Истец, почему вы жене не платите алиментов?

- Отказалась. Официально. У вас в деле - её заявление.

- Ответчик, когда вы в последний раз видели отца?

- Месяцев за шесть до своего рождения.

- Эх, Лёшка! И у тебя сын растёт, он тебе за меня тем же отплатит (судьям). Да я каждый год сюда приезжал и издалека, тайком на него любовался.

- Почему тайком?

- Чтоб покойницу не огорчать. Она с меня слово взяла. А я её обмануть не мог... Святая была женщина... Вот смотрю сейчас на него, и сердце сжимается: те же глаза, нос, губы... (Отворачивается, незаметно принимает таблетку).

- Значит, вы продолжаете требовать, чтоб я вам алименты платил?

- Да, требую. Не волнуйся, тебе недолго придётся нести расходы: у меня сердечная астма, и я после второго инфаркта... Послушай, человек ты или зверь?!. Ведь перед тобой старик-отец... Понимаешь: отец! Неужели в тебе молчит голос крови?

- Молчит. Да он и не может заговорить, потому что я - не ваш сын.

- Что?.. Слышите, товарищи судьи, какую он лазейку нашёл?.. Алёша, опомнись! Мать не позорь!

- Я - не Алёша. Меня зовут Виктор. И фамилия моя не Орлов, а Валежко. Вот мои документы. Простите, товарищи судьи, за этот маскарад, но иначе такого фрукта нам бы не одолеть. Это мы с ребятами придумали, когда повестка пришла. Мы не сомневались, что он не догадается - ведь он сына в глаза не видел. А Алёша Орлов сейчас в экспедиции. Он ни о чём и не подозревает. Да это и к лучшему.

- Истец, вы хотите что-нибудь сказать?

- Хочу сказать, что недооцениваем мы нашу советскую молодёжь! Я на все случаи приготовил ответные удары, но такого поворота, сознаюсь не ожидал. Искренне восхищён! С удовольствием пожал бы вашу руку, но знаю откажетесь. Ну, что ж... Поеду на Кавказ. Там у меня ещё один сын, от фронтовой подруги. Теперь, прежде чем подать в суд, проверю у него паспорт. Благодарю за урок. Разрешите откланяться!

Роберт ВИККЕРС, Александр КАНЕВСКИЙ
Детские куплеты



Меня часто упрекают в том, что я ничего не исполняю для детей. Сегодня я решил восполнить этот пробел и спеть несколько детских песенок. Правда, я кое-что позабыл, но на месте сориентируюсь!

Добрый доктор Айболит,
Он под деревом сидит -
Рядом досточка висит:
"Пять рублей - один визит!"

Уронили Мишку на пол,
Оторвали Мишке лапу.
Всё равно его не брошу,
Как соседка дядю Лёшу!

Жили-были дед и баба,
Ели кашу с молоком
Рассердился дед на бабу -
Баба жалобу в местком!

На месткоме всё решили
Справедливо и хитро:
Деда пенсии лишили,
Бабу выбрали в бюро!

У попа была собака
Очень он её любил:
Ему лектор-агитатор
Её к пасхе подарил!

Сдох кабан на свиноферме,
Зав. послал его домой.
Привезли его домой -
Оказался он живой!

Вышел фельетон в газете,
Ищут вора-подлеца...
Прибежали в избу дети,
Второпях зовут отца!

К нам в колхоз приехал дядя
Для учёта молока...
Обманули дурака
На четыре кулака!

Роберт ВИККЕРС, Александр КАНЕВСКИЙ
Добрый волшебник
(телевизионная пьеса)



ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Ханс Андерсен
Хранительница музея - старушка
Элиза - девушка
Король - молодой человек
Епископ
Первый брат Элизы
Второй брат Элизы
Советник
Маленькая Ида
Продавец - старичок
Дети в лавке, дети-цветы

К у к л ы:

Солдат
Ведьма
Принцесса
Пёс
Король

Сцена первая

(В кадре памятник Г. Х. Андерсену в Копенгагене)

ДИКТОР: В столице страны Дании, древнем городе Копенгагене, на небольшой площади стоит этот памятник... Вот уже несколько десятков лет неподвижно сидит в каменном кресле великий датский писатель Ганс Христиан Андерсен... Большинству из нас он, конечно, хорошо известен благодаря прекрасным сказкам. А если кто-нибудь почему нибудь ещё не читал этих сказок, сейчас он получит возможность познакомиться и с ними и с их создателем.

(Вдруг человек в кресле шевельнулся, лукаво подмигнул, поднялся, расправил плечи).

АНДЕРСЕН (словно заметив зрителей) О-о, сколько детей! (Раскланивается во все стороны). Здравствуйте! Добрый вечер! Приветствую вас, друзья! Пожалуйста не удивляйтесь тому, что неподвижный памятник вдруг ожил. В сказках и не такое бывает! Откровенно говоря, мне страшно надоело сидеть на одном месте; я же очень неспокойный человек...

(Заметив цветы у подножья памятника) - Какие прелестные цветы! Это дети приносят их мне каждый день; они ведь знают, что я больше всего на свете люблю цветы... (Вставил цветок в лацкан сюртука). Красиво, правда? В таком виде не стыдно появиться в любом сказочном государстве. Но сейчас мне почему-то не хочется отправляться в дальние путешествия. Я бы с удовольствием заглянул на соседнюю улочку, в небольшой домик, где прошли дни моей жизни. Как давно я там не был! Лет сто, не меньше... Интересно узнать, кто там живёт теперь? Осталось ли что-нибудь из моих вещей?... Вам тоже интересно? Потерпите немного! Сейчас мы об этом узнаем... Шнип - шнап - шнурре!

Сцена вторая

(Большая комната в музее. Письменный стол, окна. На стенах картины. Камин. Ширма. Полки с книжками. Старушка подметает комнату).

СТАРУШКА: Приберём во всех уголках... Завтра утром придут люди, посмотрят и скажут: "В домике Андерсена за пятьдесят лет на стены ни села ни одна пылинка... А почему? А потому что я, не жалея сил, тряпкой и щеткой, щёткой и тряпкой... (Стук в двери. Кричит) Сейчас, сейчас, подождите! Кто бы это мог быть? (Отворяет двери, на пороге Андерсен). Музей уже закрыт...

АНДЕРСЕН: Как жалко... Я очень прошу...

СТАРУШКА (в сторону) Как он странно одет!

АНДЕРСЕН: Мне обязательно надо тут побывать...

СТАРУШКА (в сторону) Наверное, иностранец.

АНДЕРСЕН: Скажите, пожалуйста, кто сейчас живёт в этой комнате?

СТАРУШКА: Молодой человек! Тут никто не живёт! Здесь музей! Музей Андерсена!

АНДЕРСЕН: Это чрезвычайно любопытно!

СТАРУШКА: Ещё бы! Вы видите этот стол?

АНДЕРСЕН: Вижу!

СТАРУШКА: За ним Андерсен писал свои бессмертные сказки... А эту картинку видите?

АНДЕРСЕН: Конечно.

СТАРУШКА: Тут изображён маленький городок Оденсе, где сто семьдесят лет тому назад родился писатель...

АНДЕРСЕН: Очень милая картинка.

СТАРУШКА: (Она увлеклась и торжественно продолжает). Книжки, страницы которых перелистывал Ганс-Христиан! Дорожка, по которой ступали ноги Андерсена! Окно, в которое он так любил смотреть на улицу!..

АНДЕРСЕН: Простите, по-моеиу, он предпочитал смотреть в это окно.

СТАРУШКА: Чепуха! Я лучше знаю!

АНДЕРСЕН: Извините, но вы ошибаетесь.

СТАРУШКА: В этом окне - улица, а в вашем что? Старый захламленный двор!

АНДЕРСЕН: Андерсен любил смотреть, как в этом дворе играли дети...

СТАРУШКА: Интересно, откуда вам это известно?

АНДЕРСЕН: Ничего удивительного, ведь я и есть Ганс Христиан Андерсен...

СТАРУШКА: Ах! (Падает в кресло).

АНДЕРСЕН: Что с вами? Успокойтесь, пожалуйста.

СТАРУШКА: Как же вы... Господи... Такой гость... Как же я вас сразу не узнала?

АНДЕРСЕН: Это вполне понятно. Ведь сто лет тому назад фотографий ещё не было, а рисовать меня было очень трудно... Я ни минутки не мог усидеть на месте... Поэтому все портреты и даже памятник не совсем на меня похожи.

СТАРУШКА: Не сердитесь, умоляю вас... Я так взволнована...

АНДЕРСЕН: Мне очень приятно, что моя комната благодаря вашим заботам сохраняется в таком порядке.

СТАРУШКА: Может, вы хотите отдохнуть? Тогда я мигом...

АНДЕРСЕН: Прошу вас, не беспокойтесь... Я хотел бы хоть часок побыть здесь наедине со своими вещами...

СТАРУШКА: Понимаю, понимаю... Не стану вам мешать! До свидания, господин Андерсен!

АНДЕРСЕН: Погодите! (Вынимает из петлицы цветок). Шнип-шнап-шнурре! (Цветок превращается в пышный букет). Возьмите пожалуйста! Я был очень рад познакомиться...

СТАРУШКА (Взволнованно). Спасибо, спасибо... Такой гость! Такой гость!

(Выходит).

АНДЕРСЕН (Оставшись один) Как здесь тихо! Здравствуй, моя комната! О-о! Старая шарманка ещё жива?! Её подарил мне знакомый уличный музыкант. Сейчас мы проверим, не забыла ли она свою песенку. (Крутит ручку, шарманка играет). Нет, не забыла... (Наезд на шарманку. На её стенке рисунок - Дюймовочка плывёт на цветке). Когда я услышал эту мелодию и смотрел на этот рисунок, маленькая девочка, плывущая на цветке, оживала в моём воображении и пела... Да, да, не удивляйтесь! Она плыла и пела прекрасную песенку.

(Рисунок оживает. Идёт сцена из мультфильма "Дюймовочка". Кончается этот эпизод снова мелодией шарманки и отъездом от неё).

Сцена третья.

АНДЕРСЕН: Однако, оставим шарманку и заглянем на кухонную полку. Вы считаете, что тут нет ничего интересного? Посмотрим... (Подходит к кухонной полке). О, сколько старых знакомых!.. Здравствуйте, мои дорогие! Как поживаете? (Зрителям). Вы не удивляйтесь, что я с ними разговариваю - они меня прекрасно понимают и сами не прочь поболтать. Скажем, корзинка для овощей (берёт корзинку) всегда рассказывает про все новости, которые услышит на базаре... Корзинка чрезвычайно важная особа, потому что все другие - страшные домоседы и никуда из комнаты не выходят... Что? Кто это звякнул? Ах, это ты, ведро... (Берёт ведро). Ты хочешь сказать, что тоже иногда бываешь на улице? Верно. Я просто забыл об этом. Не сердись, об этом. Не сердись, прошу тебя. Удивительно обидчивый народ эти вёдра. С ними лучше не спорить! А вот - прославленный кухонный певец - самовар. Вы никогда не слыхали, как он поёт? Сейчас мы его попросим... Уважаемый самовар, спойте нам что-нибудь, не откажите в любезности! Что? Ай-яй-яй! Он говорит, что уже остыл, а петь может только, когда в нём закипает вода... Кто стучит? Кто стучит? Ах, это ты, ложка! Добрый день. (Берёт ложку). Что? Ты думаешь он не хочет петь из-за того, что зазнался? По-моему ты ошибаешся... Поглядела бы лучше на себя! Ты же больше всего на свете любишь лазить в кастрюлю и, вообще, во всё вмешиваться! Если уж кто-то тут, действительно зазнался, так это спички (берёт коробок). Да, да! И не надо трещать! Ведь это вы хвалитесь, что происходите от высокой сосны и вечно фыркаете перед тем, как загореться! Но зато сразу же сгораете дотла. Вот! (Зажигает спичку). Так всегда бывает с теми, кто слишком гордится собой... О, кого я вижу! Мои любимые ножницы! Как приятно встретиться с вами... Ведь мы были большими друзьями, вместе вырезали смешные бумажные фигурки. (Берёт бумагу, вырезает). Вот так... и так... Готово! Полюбуйтесь: это млодой принц. Он очень хочет жениться на какой нибудь принцессе... В разных странах искал он себе невесту... (Вырезанная фигурка начинает двигаться. Дальше идёт сказка "Принцесса на горошине". Андерсен читает текст за кадром, а иллюстрируют его фигурки - тени на светлом фоне.)

Сцена четвёртая.

Андерсен... Даю вам слово, что всё это чистейшая правда. Спасибо вам, ножницы за то, что помогли мне вспомнить эту историю... Ложитесь на своё место...

Как приятно оказаться среди знакомых вещей. Всё у меня тут связано с воспоминаниями... Например, эта картина. Взглянул на неё - и перенёсся на прекрасную лужайку возле озера. Разгуливай себе сколько угодно, и сочиняй сказки! Ой, мне показалось, что там кто-то есть! Вон за тем деревцом... (Наезд). Кто б это мог быть? (Картина превращается в декорацию берега озера. Из-за дерева выходит Элиза, девочка лет 16-17).

Сцена пятая

ЭЛИЗА. Меня зовут Элиза. Я родилась далко-далеко, в стране, куда зимой прилетают ласточки. Мой отец был королём этой страны. Я очень любила отца и старших братьев... Но злая мачеха невзлюбила юношей и превратила их в диких лебедей а меня выгнала из дворца... С того времени я хожу по свету и ищу моих братьев. Но всё напрасно... Может, сюда к озеру прилетят мои братья-лебеди напиться воды? Как тут хорошо... Но я никого не вижу. Солнце уже заходит, скоро наступит ночь... Ой, что это? (Летят лебеди.) Это они! Братики мои! Летите сюда! Скорей! Не бойтесь, это я, ваша Элиза!

(Входят двое юношей).

ПЕРВЫЙ. Сестричка!

ВТОРОЙ. Дорогая Элиза! (Обнимает её).

ЭЛИЗА. Я так ждала, так ждала встречи с вами!

ПЕРВЫЙ. Мы тоже очень скучали без тебя.

ЭЛИЗА. Но теперь-то мы всегда будем вместе!

ВТОРОЙ. Нет... Нам снова надо улетать.

ЭЛИЗА. Почему же?

ПЕРВЫЙ. Мы ведь заколдованы. Только раз в месяц, после захода солнца, на несколько минут мы становимся людьми...

ВТОРОЙ. А потом снова превращаемся в лебедей...

ЭЛИЗА. Как же быть? Я так хочу вам помочь...

ПЕРВЫЙ. О, это не просто. Хватит ли у тебя мужества?

ЭЛИЗА. Я готова перенести всё, только бы вы снова были со мной!

ВТОРОЙ. Тогда слушай. Ты должна нарвать крапивы, хоть руки твои покроются пузырями от ожогов, и сплести из неё две рубашки... Когда набросишь на нас такие рубашки, рассыплются чары - и мы навсегда станем людьми!

ПЕРВЫЙ. Но помни: с той минуты, когда ты начнёшь трудиться и пока не кончишь, ты не должна произнести ни единого слова...

ВТОРОЙ. Первое же твоё слово убьёт нас...

ПЕРВЫЙ. А теперь прощай!

(Летят лебеди).

ЭЛИЗА. Прощайте, братики! (Машет рукой). Я сплету рубашки! Я буду молчать! (Начинает собирать крапиву). Появляются Король и Епископ.

КОРОЛЬ. Как ты сюда попала, девочка?.. Почему ты молчишь? (Элиза молчит).

ЕПИСКОП. Мне кажется, она лесная колдунья! Оставьте её, ваше величество!

КОРОЛЬ. Вы ошибаетесь, епископ! Ведь ты не колдунья, правда. (Элиза кивает головой). Вот видишь! Пойдём с нами. Если ты также добра, как и красива, я одену тебя в шёлк и бархат. Ты будешь жить в лучшем из моих дворцов.

ЕПИСКОП. Я бы не советовал, ваше величество...

КОРОЛЬ. Чепуха! Пойдём, пойдём!

(Увлекает девушку с собой. В кадре Андерсен.)

АНДЕРСЕН. Так Элиза попала в королевский дворец. О-о, вы бы её теперь не узнали! Служанки одели её в королевский наряд, вплели её в волосы жемчужины и натянули тонкие перчатки на обожжённые крапивой пальцы. Девушка была так прекрасна, что все склонились перед ней, а король объявил её своей невестой.

Сцена шестая.

(Дворец).

КОРОЛЬ (Элизе). Почему ты всё время грусная? Неужели тебя не радуют богатые одежды? Как мне развеселить тебя? Эй, музыканты! (Музыка). Ну, улыбнись хоть раз! Скажи хоть слово, лесная фея!

(Элиза молчит).

ЕПИСКОП. (Отводя короля в сторону). Пусть ваша фея скажет, куда она ходит каждую ночь!

КОРОЛЬ. Меня раздражают твои подозрения! Ты клевещешь на бедную девушку.

ЕПИСКОП. Не верите? Так знайте же - я выследил её... Вот уже пятую ночь она тайком убегает в лес и рвёт там эту мерзкую крапиву! Полюбуйтесь, она и сейчас не оставляет своё колдовское занятие!

КОРОЛЬ. Твои слова, епископ, поражают меня в самое сердце. Если всё это правда, я прикажу сжечь её на костре! Но если она не ведьма, если ты лжёшь, - я выгоню тебя вон из королевства!

ЕПИСКОП. Согласен. Дождёмся ночи - и сами убедитесь в моей правоте.

Сцена седьмая

(Берег озера. Элиза собирает крапиву, за ней из-за кустов следят Король и Епископ).

ЕПИСКОП. Ну, что я говорил? Теперь-то вы мне верите?

КОРОЛЬ. Какой ужас! Кто бы мог подумать, что такая прекрасная девушка - ведьма!

ЕПИСКОП. Потому-то ей и удалось приворожить ваше величество! Её следует немедленно сжечь!

КОРОЛЬ. Делай, как ты находишь нужным.

ЕПИСКОП (Элизе). Стой! (Хватает её), Попалась, проклятая ведьма! Теперь ты от меня не удерёшь! Кончай свою работу!..

КОРОЛЬ. Погоди! Сюда летят два прекрасных лебедя... Смотри, смотри, они опускаются всё ниже... Сели...

(Элиза вырывается из рук Епископа, хватает рубашки, набрасывает их на лебедей и принцы превращаются в юношей. Епископ снова хватает девушку).

ПЕРВЫЙ. Остановись, монах!

КОРОЛЬ. Вот так чудо! Кто вы?

ВТОРОЙ. Мы её братья.

ПЕРВЫЙ. Она ни в чём не виновна!

ВТОРОЙ. Это ради нас Элиза пошла на все лишения...

ПЕРВЫЙ. Спасибо тебе, сестричка! (Склоняется перед ней).

ЭЛИЗА. Теперь и я могу сказать - я не ведьма, я обыкновенная девушка...

КОРОЛЬ. Она говорит! Моя красавица заговорила! Какое счастье!

ЕПИСКОП. Не верьте! Их надо сжечь всех вместе!

КОРОЛЬ. Молчи, епископ! Ты злой человек! Убирайся вон из моего королевства и никогда сюда не возвращайся! (Братьям). А вас я приглашаю во дворец на большой праздник!

Сцена восьмая

(Комната музея).

АНДЕРСЕН. Я очень рад, что всё окончилось благополучно. Ну, согласитесь, разве справедливо превращать людей в лебедей? Это же просто безобразие! Видите, как я разволновался! Ничего, сейчас успокоюсь. Зайду к маленькой Иде и успокоюсь! Э, да вы не знаете кто такая Ида... Это моя маленькая соседка; когда-то она жила тут в соседней комнате, а сейчас её, конечно, нет... Но это не беда. У меня ведь есть палочка... Шнип-шнап-шнурре! (Стучит в двери палочкой).

Сцена девятая

(Комната маленькой Иды. В комнате много цветов, сидят Ида и Советник).

ИДА. Кто-то стучит. Входите, пожалуйста!

АНДЕРСЕН. Здравствуй, Ида! Здравствуйте, господин советник!

СОВЕТНИК. А-а! Это вы господин писатель! Сколько новых сказок вы сочинили сегодня?

АНДЕРСЕН. Ни одной...

СОВЕТНИК. Как? Ни одной сказки за целый день?

ИДА. Наверное это очень трудное дело?

АНДЕРСЕН. Удивительно трудное...

СОВЕТНИК. Я с вами совершенно не согласен! Подумаешь, дело. Если б я, скажем, захотел, я б одним разом написал их не меньше дюжины...

АНДЕРСЕН. Что ж, попробуйте!

ИДА. Расскажите, пожалуйста, хоть одну из дюжины!

СОВЕТНИК. Охотно! Жил-был король... Жил он себе жил... А потом... А потом...

АНДЕРСЕН. А потом?

СОВЕТНИК. А потом умер!

АНДЕРСЕН. Очень короткая сказка.

ИДА. И не очень интересная.

СОВЕТНИК. Можно было бы развести её на целую книжку. А, впрочем, кому это нужно?

АНДЕРСЕН. Позвольте мне помочь вам. Король умер, но после него остался большой дворец, а возле дворца роскошный сад, где росло множество цветов. По ночам цветы прибегали в главный зал дворца и там устраивали бал. Самая красивая роза садилась на трон - она была хозяйкой бала. Кавалеры-гиацинты приглашали на танец девушек-фиалок, а солидные дамы, жёлтые лилии, следили, чтобы цветы хорошо себя вели...

ИДА. Ой, как интересно!

СОВЕТНИК. Ну, разве можно набивать ребёнку голову подобными пустяками! Цветы - растения и совсем не могут танцевать!

АНДЕРСЕН. Вы ошибаетесь, господин советник! Цветы прекрасно танцуют! Кроме того, они ходят в гости, лакомятся конфетами, беседуют о погоде...

СОВЕТНИК. Беседуют?

ИДА. А как же они это делают?

АНДЕРСЕН. Очень просто! Вы же видели, как они качаются, чуть повеет ветерок, как шелестят своими зелёными листиками... И потом, цветы отлично понимают всё, о чём говорят люди!

ИДА. Никогда бы не подумала!

СОВЕТНИК. Не следует сбивать ребёнка с толку, особенно перед сном... Ведь Иде уже время спать... Спокойной ночи!

АНДЕРСЕН. Да, да... До свиданья, Ида! Пусть тебе снятся весёлые сны...

ИДА. До свиданья! (Оставшись одна, обращается к цветам). Так вот вы какие! Делаете вид, вроде ничего не слышите, а сами всё понимаете... Послушай, маргаритка! Передай своим подругам, что я приглашаю их сегодня на бал. Правда, наша комната не так богата, как королевский дворец, но места всем хватит... Передашь? (Цветок кивает головой). Вот и хорошо! (Стрелки на часах приближаются к двенадцати. Бой часов. Танец цветов).

Сцена десятая

(Комната музея).

АНДЕРСЕН. Как чудесно танцевали цветы! Особенно эта маленькая ромашка! Тра-ля-ля! (Делает несколько па по комнате, натыкается на калоши). Глядите-ка! Мои волшебные калоши! Да, да, волшебные! Они способны исполнить любое пожелание того, кто их обует. Не верите? Я и сам сперва не верил, но однажды убедился в их волшебной силе. Впрочем, лучше посмотрите сами... Шнип-шнап-шнурре!

Сцена одиннадцатая

(Маленькая лавчонка. Низкие двери со звоночками, которые бренчат, когда кто-нибудь входит. За прилавком старый продавец. На полках - игрушки).

ПРОДАВЕЦ (кряхтит). Ох-ох-ох! Ноги болят, кости ноют, а, главное, хочется есть...

АНДЕРСЕН (входит). Какая приятная лавочка!

ПРОДАВЕЦ. Прошу вас, затворяйте двери, а то мне очень холодно.

АНДЕРСЕН. Простите! (Прикрывает двери). Сколько тут игрушек! Наверное, покупатели не оставляют вас в покое ни на минуточку.

ПРОДАВЕЦ. Что вы! Вот уже месяц, как я открыл лавку, а не продал до сих пор ни одной игрушки...

АНДЕРСЕН. А знаете почему? У вас нет хорошей вывески - и все проходят мимо...

ПРОДАВЕЦ. Где же её взять, вывеску? Вчера я истратил последний талер, а сегодня ещё не завтракал... Сижу тут с утра в холоде, и голоде... (Пока он жалуется, Андерсен исчезает, оставив в угу свои калоши). Куда же он делся? Калоши! Вы забыли калоши! Ушёл... Это, кажется, мои, а это - его... Верней наоборот: эти не мои, а эти не его... Надо проверить. (Примеряет). Подходят. И эти неплохо сидят... Ну, ладно, разберёмся, когда он вернётся. Удрал, как мальчишка! Конечно, небольшая радость слушать жалобы больного старика... А вывеска мне и вправду нужна. Вот было бы здорово, если б она появилась над входом в лавку!

(Звучит музыка. В лавку с шумом врываются дети).

ПЕРВЫЙ. Мы проходили улицей...

ВТОРОЙ. Вдруг смотрим - вывеска...

ТРЕТЬЯ. "Лучшие куклы в городе"...

ПРОДАВЕЦ. Погодите, где вывеска?

ПЕРВЫЙ. Над вашей лавочкой!

ПРОДАВЕЦ. Не может быть! (Выглядывает в двери). Точно! Ничего не понимаю...

ВТОРОЙ. Какие славные игрушки!

ТРЕТЬЯ. Можно мне купить зайчика?

ПЕРВЫЙ. А мне - лошадку?

ПРОДАВЕЦ. Пожалуйста, берите, мои дорогие гости.

ВТОРОЙ. У меня нет при себе денег, но мне очень нравится медведь...

ПРОДАВЕЦ. Возьми его, а деньги принесёшь потом.

ВТОРОЙ. Спасибо.

ПЕРВЫЙ. Мы всем детям расскажем, какие у вас игрушки. (Убегают).

ПРОДАВЕЦ. Неплохо для начала. Что за чудеса! Кажется, в лавочке стало теплее.

АНДЕРСЕН (появляясь, зрителям). Я же вам говорил, что нет ничего более приятного, чем доставлять людям радость)...

ПРОДАВЕЦ. (не замечая его). Но откуда, всё-таки взялась вывеска?

АНДЕРСЕН. Дорогой продавец игрушек! В этом нет ничего странного! В сказках и не такие чудеса происходят! Вы, вероятно и не подозреваете, что на ваших ногах - волшебные калоши...

ПРОДАВЕЦ. Простите, я перепутал...

АНДЕРСЕН. Ничего, ничего.

ПРОДАВЕЦ. Как отблагодарить вас, добрый незнакомец? Возьмите половину моих игрушек!

АНДЕРСЕН. Мне одному такое богатство?! Э, нет! Игрушки нужны детям. А если уж вы так хотите сделать мне что-нибудь приятное, дайте, пожалуйста, на память вон того бравого солдатика. Я научу его весёлой песенке.

ПРОДАВЕЦ. Боюсь, что он не сумеет петь.

АНДЕРСЕН. Не беспокойтесь, он всё сумеет!

С ним произойдут необычайные приключения, о которых я напишу чудесную сказку!

(Крупно солдат).

Сцена двенадцатая

(Солдат уже марширует, напевая песню. Он находится в комнате-музее на книжном шкафу, который является ширмой).

СОЛДАТ (останавливается). Стой! Разрешается отдохнуть и перекурить. Трубка есть, а огниво? Вот беда! Огнива нет...

ВЕДЬМА (появляясь). Здорово, служивый!

СОЛДАТ. Добрый день, бабуся!

ВЕДЬМА. Я тебе не бабуся, а ведьма! Понял?

СОЛДАТ. Солдату пугаться строго запрещается!

ВЕДЬМА. Если ты такой храбрый, помоги мне в одном деле.

СОЛДАТ. А что сделать надо?

ВЕДЬМА. Видишь, где старый дуб стоит?

СОЛДАТ. Так точно!

ВЕДЬМА. Внутри он пустой. Залезь в дупло и спускайся вниз. Там будут двери, отворяй их и входи. Посреди комнаты страшный пёс сидит и сундук сторожит. Глазища у него, как тарелки. Накинь на пса этот платок, а сам сундук открывай и деньги хватай!

СОЛДАТ. Зачем солдату деньги?

ВЕДЬМА. Верно. Мне отдашь. А себе возьмёшь в пещере старое огниво, скажешь, вроде, твоя бабка его там забыла...

СОЛДАТ. Огниво мне нужно. Подожди меня, я мигом вернусь! (Уходит).

ВЕДЬМА. А это мы ещё посмотрим, вернёшся ты или нет...

Сцена тринадцатая

(Пещера, Слышна песня Солдата).

СОЛДАТ. Ну, и темно же тут. Э-ге-гей! Есть кто живой?

ПЁС. Р-р-р!

СОЛДАТ. Здравия желаю! (Козыряет). Как себя чувствуете?

ПЁС. Р-р-р!

СОЛДАТ. Очень радостно вы меня встречаете.

ПЁС. Р-р-р! (Наступает на него).

СОЛДАТ. Вот ты как! Не хочеш по доброму, тогда не обижайся. (Пёс продолжает наступать). Немного отступим... Попробуем с левого фланга! Теперь с правого! Вперёд! (Накрывает собаку платком. Пёс успокаевается). Теперь можете отдыхать - вы мне не страшны. А вот и сундук. (Открывает). О-о, сколько золота! Набивает ранец). Вот и всё... Про что ещё ведьма говорила? Ага, про огниво! Вот и оно! Теперь можно возвращаться... До свидания!...

(С песней уходит).

Сцена четарнадцатая

СОЛДАТ. Эй ведьма, где ты?

ВЕДЬМА. Вернулся? Ну, герой! Денег много взял?

СОЛДАТ. Хватит.

ВЕДЬМА. Давай живей! (Берёт ранец) И огниво давай!

СОЛДАТ. Стоп! Такого уговора не было! Деньги тебе, а огниво мне сгодится!

ВЕДЬМА. Давай, говорю, сюда, не то плохо тебе будет!

СОЛДАТ. Ты что ж, стращать солдата задумала? Получай (Замахивается саблей, Ведьма убегает). То-то! Так лучше будет. (Командует себе). А теперь, шагом марш!

Сцена пятнадцатая

(Солдат в бедной комнатёнке).

АНДЕРСЕН (перед ширмой). Пришёл солдат в город. А денег у него нет. Загрустил он...

СОЛДАТ. Плохо дело... Весь день голодный. Знакомых-то у меня в городе - никого. (Андерсену). Посоветовал бы, как быть. Вот, если бы на принцессе жениться!

АНДЕРСЕН. Это невозможно.

СОЛДАТ. Для настоящего солдата - ничего невозможного нет. Мне б её только увидеть, принцессу...

АНДЕРСЕН. Как бы не так! Она живёт в высоком замке, за толстыми стенами. Только сунься, стража тебя и схватит!

СОЛДАТ. Стража? Тут подумать надо!.. Вот закурю трубку и... (Высекает огнивом огонь. Музыка. Появляется пёс). Вот тебе и на! Огниво-то, выходит, волшебное! (Псу). Чего глаза выпучил? Слушай мою команду! Чтоб в сей момент мне была принцесса, ясно?

ПЁС. Р-р-р! (Убегает. Музыка. Возвращается, неся Принцессу).

СОЛДАТ. Здравия желаю! Молчит... Э, да она же спит. А какая красивая! Эх, была не была, поцелую её...

ПЁС. Р-р-р...

СОЛДАТ. В чём дело? А-а, ввремя возвращаться в замок? Ну, что ж! До свидания?

(Пес уносит Принцессу. Солдат машет рукой).

Сцена семнадцатая.

АНДЕРСЕН (перед ширмой). Так увидел солдат принцессу. А наутро она рассказала королю, что ей приснился удивительный сон - будто она ехала на псе, а солдат поцеловал её... На другой день...

(На ширме Пёс проносит Принцессу, за ними бежит Король).

КОРОЛЬ. Держите их! Хватайте!

АНДЕРСЕН. Что случилось, ваше величество?

КОРОЛЬ. Безобразие! Что за чудеса творятся в моём королевстве?! Какие-то собаки крадут принцесс из замков! Вот я им всем задам! (Убегает).

АНДЕРСЕН. Кажется, солдат попал в неприятную историю! Держись, дружок!

Сцена восемнадцатая

(Комната Солдата. Солдат с Принцессой).

ПРИНЦЕССА. Куда я попала? Мне страшно.

СОЛДАТ. Не бойся, голубушка! Выходи за меня замуж! С солдатом не пропадёшь!

ПРИНЦЕССА. Я б с удовольствием вышла, но папа не позволит.

КОРОЛЬ (появляясь) Не позволю! Никогда в жизни! (Солдату). Попался! (Связывает его) Теперь не убежишь!

СОЛДАТ. А я и не собираюсь. Мы с принцессой жениться хотим.

ПРИНЦЕССА. Папочка, разреши!

КОРОЛЬ. Цыть! Тебя не спрашивают. А с тобой разговор короткий. Прощайся с жизнью - сейчас тебя повесят.

СОЛДАТ. Ну, что ж! Значит, такая моя судьба! Прошу только - выполни мою просьбу!

ПРИНЦЕССА. Выполни! Выполни!

КОРОЛЬ. Ну, что там? Говори!

СОЛДАТ. Хочу перед смертью трубку закурить! Жаль руки у меня связаны...

КОРОЛЬ. А где она, твоя трубка?

СОЛДАТ. В кармане. И огниво там.

КОРОЛЬ. Хорошо, бери трубку. (Подаёт ему). Сейчас я тебе огонь высеку... (Высекает, появляется Пёс).

ПРИНЦЕССА. КОРОЛЬ. - Ой!

СОЛДАТ (Псу) - Выручай, друг! (Собака бросается на Короля, Принцесса развязывает Солдата).

КОРОЛЬ. Ой, она кусается! Не буду! Не буду!

СОЛДАТ. А дочку за меня отдашь?

КОРОЛЬ. Отдам! Всё бери, только прогони этого зверя!

СОЛДАТ. (Псу). Стой! Валяй в свою пещеру, ты мне больше не нужен!

ПРИНЦЕССА. Как я рада, что всё так славно кончилось.

СОЛДАТ. Приглашаю всех на свадьбу! А теперь... (Королю). Шагом марш, во дворец! (С песней уходит).

Сцена девятнадцатая

АНДЕРСЕН. Жаль, нет времени, а то бы мы обязательно заглянули на солдатскую свадьбу... Пора мне уже возвращаться на место... Ай-яй-яй! Только час побыл в комнате, а всё передвинул! Закрою окна, кресло поставлю сюда, а стулья так... (Зацепил книжку, лежавшую на столе, она упала на пол). А это что такое? Раньше я этой книги не замечал. (Перелистывает страницы). Интересно. Подумать только! Какая приятная книжка. На каждой странице меня хвалят. Откровенно говоря, это очень хорошо, когда тебя хвалят, правда? В этой книжке оставили свои отзывы посетители музея. Вот пишет французская школьница, а тут запись немецкого студента. И гости из далёкой России написали, что любят мои сказки! Это очень, очень приятно. (Утирает глаза). Нет, я и не собираюсь реветь. Я счастлив... Забыл! Заговорился и забыл! Ведь мне надо бежать на свою площадь. А то, пожалуй, соберётся толпа вокруг пьедестала. "Куда делся Андерсен? Может, его кто-то стащил?" Быстрей, быстрей, на место!

(Снова кресло на площади. Появляется запыхавшись Андерсен, усаживается в прежнюю позу). Мне очень повезло - на площади никого нет... Только вы, пожалуйста, меня не выдавайте, ладно? Устроюсь поудобней... Так... Вот и всё. До новых встреч! (Застывает, переход на фотографию).

ДИКТОР. До свидания. Ганс-Христиан-Андерсен! До свидания, добрый весёлый волшебник! Мы всегда будем помнить о вас, потому что всю свою жизнь вы были другом ребят, радовались их радостям и грустили их бедами...

До новых встреч, великий сказочник!

Роберт ВИККЕРС, Александр КАНЕВСКИЙ
Моё мнение
интермедия



А сейчас разрешите представить наших танцоров. Обычно все конферансье расхваливают своих друзей-исполнителей. Я этого не делаю после одного случая.

Было мне тогда лет двадцать. Я выступал в самодеятельных концертах и мечтал стать артистом. Мой приятель, известный эстрадный фельетонист, помог мне устроиться в местную филармонию. Он убедил директора в том, что я прекрасно чувствую и понимаю искусство, и тот меня принял.

Представляете, как я был счастлив!

В тот же вечер, просмотрев концерт с участием моего приятеля, я отправился к нему за кулисы. Он сидел, окружённый незнакомыми мне людьми.

- Ну, как? Тебе понравилось моё выступление? - спросил приятель.

Откровенно говоря, мне его выступление не понравилось, но не мог же я ему об этом сказать прямо, да ещё в присутствии посторонних людей.

- Выступал ты неплохо, но какой дурак написал тебе этот фельетон?..

В этот момент приятель слегка толкнул меня в бок и прошептал:

- Тише! Здесь стоит автор.

Я растерялся, но тут же вышел из положения...

- Нет, сам фельетон ничего, но вот музыка к нему... Это ж бред!

Приятель снова толкнул меня и прошипел:

- Идиот! Рядом с тобой композитор!

- Нет, музыка бы ещё прошла, но режиссёр...

Сильный удар в бок дал мне понять, что здесь же находится и режиссёр. Я почувствовал, что запутываюсь окончательно и, стараясь как-то выскочить из этого положения, пролепетал:

- Вообще-то всё, наверно, хорошо: просто я сам ничего не понимаю в искусстве!

В это мгновенье на моё плечо легла чья-то рука. Я обернулся и обомлел: сзади стоял директор филармонии.

- Молодой человек, - произнёс он сурово, - артистам ничего не понимающим в искусстве, не место в моей филармонии! С этой минуты вы уволены.

Вот с тех пор я своего мнения об искусстве никогда прямо не высказываю. Моё дело объявить, а вы уж сами решайте, хорошо или плохо. Тем более, что следующий номер говорит сам за себя.

(Объявляет следующий номер)

Роберт ВИККЕРС, Александр КАНЕВСКИЙ
Монолог Голохвастова



Дозвольте рекомендуватись - Свирид Петрович Голохвастов iз собственною персоною. Бонжур!

З того моменту, як Михайло Петрович Старицький прописав мене в кумедiї "За двома зайцями", мене знає увесь Київ чисто, включаючи Дарницю i, пардон, Подол.

Сидю я собi в прошлому столiттi, коли стук-грюк:

- Вставай, оживай, бiжи на сцену при польнiм акорде.

- А що, - кажу - хiба-развє у двадцатiм вiцi собственних кумедiй не вистача?

- Кумедiй, кажуть, повно - смiху нема.

Короче, смiши людей, пущай критику на свою персону, а потому ходи в проходку скiльки завгодно. От я i ходю.

Києва не впiзнати, такий всюди хвисон i шик. Де був звиняюсь за вираженiє, смiтник, тепер Палац Спорту. А там, де ярмарок був, тепер жiноча парiкмахерська. Ранiш там волам хвости крутили, а тепер мамзелям такi хвости на головi закручують, що нi одна животная не видержить. Перша мода i електрозавивка. Тепер усюди електрика. Скажiмо, колись чоловiк жiнку утюгом огрiє, а вона його макогоном почастує. Так то ж чистий пустяк. Тепер вiн її електроутюгом по спинi, а вона його електромакогоном по шиi. Оце сварка. Цiлий iнститут цим дєлом займається. Так i зветься: Iнститут електросварки.

Я вже не кажу за автоматику. Тут таке робиться, що просто натиральний шкандаль. Затягло мене колись у метро. Хочу на сходи проскочити, аж раптом - вдруг як схопить мене автоматика за пузо. А поруч стоїть пiп смiється:

- Батюшко, - кричу - калавур! Рятуйте, христа радi!

А вiн каже:

- Не поминай, дурень, Христа всує, розмiняй в автоматi тридцять сребрянникiв i їзди денно i ношно.

А якi машини їздять! Була, примiром, конка. Три лошадиних сили, єто што! Взяти тролейбус, так туди тiльки щоб проштовхатись, десять лошадиних сил треба.

А не влiз - сiдай на таксо, чи натягай на голову бiлу макiтру i ганяй мотоциклом. Всi мотоциклiсти i малi i старi. Сам бачив, дiду сто рокiв, а вiн на педалю жме.

- Куди, питаю, старичок, їдешь?

- На мачту, каже, синок.

- На яку мачту?

- На футбольну.

А що таке футбольна мачта? Двадцять тисяч сидять i кричать, як самашедшi. Що кричать? "Шайбу!" кричать, "Бий!" Я i вдарив сусiда, а вiн мене. Раптом хтось гука: "Ведмiдь! Ведмiдь!.." Тут я схопився i через паркана.

Всi грамотнi такi, що можна луснуть, пардон, трiснуть. На всiх вiтряних книги, книги, книги. Даже в продуктових крамницях книги. Сам чув: "Дайте, говорять, сей момент жалiбную книгу!"

Так би я й погиб навiки од тої культури, когда б не набрiв iногда у молодiжному кафе на антиресну компанiю. Правда, з першого разу не пойняв, чи то хлопцi, чи дiвчата, бо всi патлатi, всi у брюках, i всi цигарки курять. Толькi, як пити почали, то я второпав де хто, бо хлопцi пиво тягли, а дiвчата голiлку глушили.

А там заграв небезприменно джаз i врiзали танцi моднючi - твiст, шейк, халi-галi i хопель, пардон, попель.

Но тут я розвернувся, бо я ж на Шулявцi вищу школу по танцях пройшов. Як видав по хвисону, то навiть одна мамзеля до мене пiдiйшла i каже по загряничному:

- Чувак - молоток. Видаєшь залiзно.

По їхньому це значить, що я їй понравився.

Ну, й вона менi таксамо, бо ж, я видю: натирально блондинка, сапожки досюдова, юбка, пардон, забалдiти можна.

Сiли ми в куток, витяга вона шарманку, iнакше кажучи - магнiтофона i дванадцять з половиною километрiв Висоцького для настроєнiя.

На третьому кiлометрi предлагаю їй руку, серце i все таке прочеє. На п'ятiм вона говорить, що согласна сходити за мене замiж. На одинадцятiм узнаю, що її звуть Проня.

Так што настроєнiє моє пiдскочило на сорок градусiв, бо можна женитися на її жилплощi з усiма вдобствами.

Толькi треба пiдождать, покi вона розведеться в ЗАГСI iз своїм предидущим чоловiком, бо без цього не розпишуть i не пропишуть.

Так що покудова в Києвi такi Голохвастики не вивелися, я ще в вашому столiттi поживу. Бонжур, калiсон, мерсi, або по-вашому: звиняйте за кумпанiю.

Роберт ВИККЕРС, Александр КАНЕВСКИЙ
Монументальные - документальные
Три театральные пародии



Последнее время многие наши театры начали ставить пьесы, составленные из документов: писем, протоколов, судебных отчётов. Постепенно такие документальные пьесы стали вытеснять пьесы обычные. Со временем, чтобы спасти классику, придётся её тоже перевести на язык документов. Вот я себе и представил, как будет выглядеть классическая комедия Грибоедова "Горе от ума" в современном документальном виде.

Итак, комедия в трёх заявлениях "Горе от бумаг".

Заявление первое.

Культсектору местного комитета т.Фамусову.

"Считаю долгом сообщить,
Что будучи в Париже, Чацкий
В составе группы делегатской
Успел немало натворить.

Он за торжественным обедом
Избил советского посла,
Когда же я вмешался в это -
Меня он к матери послал...

Его за дерзость надо проучить,
Не то ужасно стыдно будет всем нам,
А, главное, что станет говорить
Министр Екатерина Алексевна!"

Подпись: Молчалин

Ответ Молчалину.

"Обсудив ваше письмо в присутствии членов местного комитета и вызванного т.Чацкого, сообщаем:

Согласно вашему посланью
Во многом Чацкий виноват,
Но беспристрастное дознанье
Не подтвердило этот факт.

Себя держал он безупречно,
Посла не бил, а в вихре чувств,
Он обнимал его сердечно
И крепко хлопал по плечу.

И вас никто не оскорблял,
Вы просто были невнимательны
Он вас по дружески послал
В Собор Парижской богоматери.

Заявление второе

Председателю домового комитета т.Загорецкому.

"У вас прописан некий Чацкий,
Ведёт себя он по-босяцки,
Не пропускает ни одной девицы -
К соседке Софье пристаёт,
В подарок платье ей суёт,
Которое привёз из-за границы.

А платье - страх! Где прикрывать - там выем,
Рассудку вопреки, наперекор стихиям.
Вам надо девушку сберечь,
Он может девушку завлечь.
Красив, ума в нём только мало,
Но чтоб иметь детей - кому ума не доставало!"

Подпись: Молчалин

Выписка из протокола заседания актива пенсионеров при домовом комитете с участием всех жильцов и товарища Чацкого.

Пенсионер Репетилов - Мы все законы проверяли, но
Ввозить одежду не запрещено.
Из-за границы так везут издревле;
Числом поболее, ценою подешевле.
Но меры приняты уже:
Дежурим мы на ихнем этаже.

Пенсионер Тугоуховский - Чтоб не было у них мыслишек беззаботных
Я предлагаю каждый день - субботник.

Пенсионерка Хрюмина - А я считаю, чтобы зло пресечь,
Все заграничные путёвки надо сжечь.

Председатель домкома Загорецкий - Чтоб не было подобного примера,
Мы стали бдительны теперь
И каждую берём под наблюденье дверь
И к каждой девушке - приставили пенсионера.

Заявление третье

В райотдел милиции

"Прошу придать сей факт огласке:
Вчера, в субботу, некто Чацкий
Прибрался с корабля на бал
И там весь вечер танцевал.

Его примером заразились
И бесконтрольно веселились,
Об пол подмётками стуча,
Все эти танцы танцевали,
Кричали дамы: "Ча-ча-ча!"
И в воздух ноги задирали.

Учтите, что не ради шутки
Распространяет он пример свой.
И так все носят мини-юбки -
Куда же смотрит министерство?!

Подпись: Молчалин

Ответ т. Молчалину из райотдела милиции

Я Чацкого три раза вызывал,
Рассказывал о дружеском сигнале.
Ему вопросы задавали,
Он объяснения давал.

С него мы взяли о невыезде подписку,
Мы опросили всех родных и близких
Какие танцы он привёз из-за кордона.
Ему на службу сообщили
И лишь в конце сообразили,
Что он не нашего района.

Ваше письмо переслано в соседнее в соседнее отделение для расследования.

Начальник райотдела милиции - полковник Скалозуб.

Запись телефонного разговора Чацкого с диспечером "Скорой помощи".

Бессоница. Кошмар. Покоя нету.
Озноб и жар. Карету мне, Карету!

Постановление квартотдела райсовета

"Как доложили нам ответственные лица,
Товарищ Чацкий переехал в психбольницу.
Его отныне выбывшим считать,
И обязать Петрушу-паспортиста
Молчалина в его квартире прописать,
Как перспективного специалиста".

* * *

Театры оперетты, конечно, тоже не захотят отстать от моды. Они, наверное, поставят новую музыкально-документальную комедию "Протоколы Периколы". Начнётся она докладной запиской комсорга Бонни в Трест Столовых и ресторанов.

(На мотив "Мой любимый старый дед" из оперетты "Мартин-рудокоп").

"Всем прекрасен наш район,
Лишь одним обижен он.
Нету до сих пор у нас
Места, где играет джаз,
Где б художник и спортсмен
Мог сразиться в КВН,
А в субботний вечерок
Заглянуть на "Огонёк".

Потому в подворотнях галдёж,
Водку пьёт молодёжь.
Чтобы с пьянством покончить скорей,
Предлагаем открыть кабаре!

Резолюция директора Треста Столовых и Ресторанов.

(На мотив "Если повезёт чуть-чуть" из оперетты "Моя прекрасная леди").

"Для развлеченья молодёжной смены
Я признаю, ваш замысел хорош,
Предоставляю штаты, зал и сцену
Пусть
Развлекается с умом
Дорогая наша молодёжь!
Развлекается
Двавлекается
Дорогая наша молодёжь!

Заметка в молодёжной газете

(На мотив "Пойду к Максиму я").

"Открыто в январе
В районе кабаре,
Там юные певицы,
Поют они, как птицы,
Играет джаз-оркестр,
Свободных нету мест.
Да здравствует Столовых
И Ресторанов Трест!

Рапорт буфетчика Сако Начальнику Горторготдела товарищу Сико

(На мотив куплетов Сако из оперетты "Кето и Коте").

"Я буфетчик много лет.
Был буфетчиком мой дед.
Настоящим рапортом
Заявляю вам о том,

Что люблю я и чтецов,
И поэтов, и певцов,
Сам всегда их слушать рад,
Только пусть мне не кричат:

"Дай план нам, дай план нам,
Дай нам скорее план!"

Если наш клиент не пьян,
Наплевать ему на план.
Но зато, когда он пьян,
Он плюёт на Ив Монтан!

Надо выбирать одно:
Или песня иль вино;
Иль перцовка иль нарзан,
Иль культура или план!"

Резолюция начальника Горторготдела:

(На мотив "Красотки, красотки кабаре" из оперетты "Сильва")

"По сводке, по сводке, по сводке кабаре
Построено лишь для развлеченья!
Но план надо выполнить просто по зарез!
Шлите конкретные предложенья!"

Телеграмма Зам по сбыту ликёро-водочного завода Лоре от заведующего кабаре Яши-Буксира:

(На мотив дуэта из оперетты "Белая акация")

"Чтоб план нам удовлетворить
Прошу немедленно грузить"...

Приёмно-сдаточный акт:

..."Московская"
Погружена. Отправлена.
"Петровская"
Погружена. Отправлена.
"Столичная"
Погружена. Отправлена
"Брусничная"
Погружена Отправлена
"Перцовая", "Донецкая",
"Особая", "Одесская",
Отправлено. Доставлено. Получено".

Запись в книге жалоб и предложениий, сделанная постоянными посетителями Фомой и Филиппом:

(На мотив дуэта Фомы и Филиппа из оперетты "Вольный ветер").

"Замечательный кабак!
Есть и водка и коньяк.
Кто не знает, кто не понимает -
Глупо!
Разлагайся, молодёжь!
Можешь выпить сколько хощь
И соседу врезать
Прямо в зубы.

Мы пили, пили, пили, пили, пили.
Четыре литра выдули вдвоём,
А то, шо мы сегодня не допили,
Допьём!"

Показания девицы Периколы в районном отделении милиции

(На мотив "Каким вином нас угощали" из "Периколы")

"Каким вином
Нас угощали!
Какой скандал
Мы наблюдали!
А я пила, пила, пила
И до милиции дошла!
Я просто готова...
Но маме ни слова...
Молчи... Чувак!"

Постановление правления треста Столовых и Ресторанов

(На мотив куплетов м-ра Дулитла из "Моя прекрасная леди")

"Идя навстречу просьбам молодёжи,
Готовы кабаре открыть мы сплошь,
Но первый опыт подтверждает всё же,
Что
Для открытья кабаре,
Для открытья кабаре,
Не созрела наша молодёжь!
К сожалению... Печать
К сожалению... Печать
Не созрела наша молодёжь!

Подпись: Директор Треста Столовых и Ресторанов Попландопуло

* * *

Документальная опера "Кармен" будет представлена оперуополномоченными в трёх актах с прологом, эпилогом и штрафом.

АКТ ПЕРВЫЙ

(На мотив арии Тореодора)

"Кинорежиссёр
Эльдар Тореодор
С директором совхоза
Имени Бизе
(Подпись одной стороны,
Подпись другой стороны)
Заключили меж собою
Следующий акт:

Для киносъёмок
Оперы "Кармен"
Совхоз даёт впрокат
Рекордного быка.
(В скобках количество - один)
Мы его вам передадим,
За что получим
Пятьсот рублей.

Требует акт, чтоб были у быка
Две пары ног, хвост и рога.
Бык должен быть доставлен в киногруппу
Двадцать второго февраля.
Заверил договор
Завхоз Хозе
И кинорежиссёр
Тореодор, Тореодор!"

АКТ ВТОРОЙ

(на мотив сегидильи)

"Совхозом имени Бизе
Официальный акт составлен,
Что бык на студию отправлен
Был в чистом виде, а представлен
В совхоз покрытым в красный цвет.
Ваш режиссёр
Тореодор
Быка окрасил в помидор.

Теперь его в кровавом цвете
Не узнают родные дети.
Мы требуем, согласно смете,
Вернуть скорей
Пятсот рублей.

В противном случае
Совхоз будет вынужден
Подать на киностудию
Заявление в нарсуд.
Согласно Уголовному
Кодексу СССР
Подписан акт технадзор,
И контролёр,
И ревизор,
И прокурор!"

АКТ ТРЕТИЙ

(На мотив куплетов тореодора)

"На запрос
Товарища Хозе
Директор студии
Вам может сообщить:
Ваши претензии
Необоснованны
Бык при сдаче
Чувствовал себя, как бык.

Был окрашен он
С его согласья
На средства студии
Эмалью в красный цвет
Талантливым художником,
И за его окраску
Вам счёт представлен
На семь рублей.

Считаю нужным также известить,
Что фильм о Кармен пришлось нам закрыть,
Так как он признан Главком безыдейным,

А режиссёр Тореодор
Недавно перешёл
На съёмки фильма
"Розовый осёл".

Финал. Коллективное заявление, исполняемое хором коров.

(На мотив "Хабанеры")

"Срочно требуется для острастки
Виновных вызвать на местком.
Болен бык наш. От перекраски
Перестал он быть быком.
Зря нам дали коровник новый,
Напрасно каждой завили хвост,
Заявил он, что мы коровы,
И далеко нам до кинозвёзд!

А был
Здоров -
Любил
Коров.

В итоге, мы остались вдовы,
Он никогда не хочет знать.
Мы просим дать быка другого,
А режиссёра наказать.

(Иль режиссёра к нам прислать!)

Роберт ВИККЕРС, Александр КАНЕВСКИЙ
Моя биография
фельетон



Я утверждаю, что сознательная жизнь человека начинается задолго до его появления на свет. Ребёнок подыскивает себе родителей, обдумывает место и время рождения. Лично я, чтобы потом не было ненужных разговоров, родителей выбрал очень похожих на себя. Год рождения - 1917-й место рождения - самый лучшый город в мире - Одессу. Первые слова, которые я произнёс, были Одесса и мама, с тех пор эти слова всегда произносятся вместе.

В родильном доме мне тоже повезло: я попал в очень интересное общество. Сосед слева всё время скрипел кроваткой. Сейчас это известный скрипач Леонид Коган. Сосед справа всё время пачкал пелёнки, сейчас это ведущий театральный критик. Впереди меня лежал толстый, приветливый мальчик, который упорно пытался выплюнуть соску. Я толкнул его ногой и тихонько предложил: давай закурим! Мальчика звали Модест Табачников. Он вырос и сочинил песню "Давай закурим!" Я считаю себя полноправным соавтором этой песни.

За окном гремели выстрелы, за окном делалась революция. Мы не участвовали в борьбе: у нас ещё молоко на губах не обсохло. Но мы знали, что мы - дети революции и сами без посторонней помощи, с первого же дня высоко держали голову!

Я вспоминаю маленький шумный двор моего детства и своё первое публичное выступление. Это было в первомайский праздник. Домком организовал концерт детской самодеятельности. Я не умел ни петь, ни танцевать, поэтому был назначен конферансье. Я не знал, что это такое, но мне объяснили, что я должен критиковать плохих дядь и тёть. Тогда я решил обрушиться на всех наших нэпманов. Я заявил, что сосед справа пустил товары налево, а сосед сверху эксплуатирует соседа снизу. Мне аплодировали, кричали "Браво!". Я влетел в дом на крыльях своей славы. Но тут отец снял ремень и всыпал мне за то, что я поссорил его с соседями. Так я впервые узнал, что такое сатира и каковы её последствия. Весь в слезах я поклялся никогда впредь не выступать в роли конфирансье. Но нарушил свою клятву, поняв какая это важная профессия: ведь сразу после моего выступления НЭП ликвидировали, и я уверен, что в этом моя большая заслуга!..

Потом была школа. Я никогда не вылезал из троек. Только по одному предмету у меня была прочная, постоянная четвёрка. По поведению.

На Украине строился Днепрогэс. Я решил не отставать от жизни. Из классной доски соорудил плотину, пустил воду и затопил учительскую. Строители Днепрогэс получили ордена, а меня исключили из школы.

Назавтра в кабинет директора я привёл отца. Узнав о моём исключении, отец рассвирепел. С криком "Убью паршивца!" он стал гоняться за мной вокруг стола, в ярости ломая школьную мебель. Успокоился же он только тогда, когда директор и учителя, повиснув на нём, дали клятву, что оставят меня в школе.

Прошло много лет. Недавно я отдыхал в Одессе. На Приморском бульваре я встретил старичка-пенсионера. Это был мой директор. Он не узнал меня. Я напомнил:

- Тридцать второй год. Днепрогэс. Убъю паршивца!

Он улыбнулся.

- Как же, как же! У вас очень нервный папаша.

Теперь уже улыбнулся я.

- Меня все годы мучила совесть. Дело в том, что этот человек никогда не был моим отцом. Это известный биндюжник Фима-псих, которого я нанял за поллитра. Я должен был найти какой-то выход: ведь я одессит!

- А я, по-вашему, из Жмеринки? - С упрёком сказал директор. - Да будет вам известно, что до вас уже десять учеников выдавали Фиму-психа за своего папу.

Ну, это я забежал вперёд. Возвращаюсь к прошлому.

Историю о нанятом отце я рассказал на вступительных экзаменах в театральный институт. Меня приняли, и я влился в весёлую студенческую семью.

У нас были маленькие стипендии и большие надежды. Мы завидовали папанинцам, восхищались Стахановым, аплодировали Чкалову.

На выпускном экзамене я должен был играть роль солдата в пъесе "Салют, Испания!" Я готовился дни и ночи. Когда же я пришёл на выпускной экзамен, института не было. Его разбомбили. Началась война. Я ушёл на фронт и четыре года, вместе со своими ровесниками, сдавал экзамен на роль солдата. Отметку мне поставил мой старшина, заверив её своей подписью на Рейхстаге.

После демобилизации я пошёл работать в театр. Но тут меня ожидали неприятности. Моим творчеством заинтересовалась молодая фельетонистка. Я сыграл чемпиона-лыжника. Она меня раскритиковала и потребовала "копать глубже".

Тогда я сыграл шахтёра-передовика, но она написала, что я "скольжу по поверхности".

Я перешёл на эстраду, но она и тут меня не оставляла в покое. Я восхвалил достижения на целине, она заявила, что это "лакировка действительности"; я раскритиковал недостатки бытового обслуживания - она обвинила меня в "огульном охаивании". Моё терпение лопнуло. Я решил отомстить её за всё и женился на ней.

Живём мы хорошо. Совсем не ругаемся. Возможно это происходит оттого, что мы совсем не видимся: я постоянно на гастролях, она - в командировках.

Друзья удивляются, как нам удаётся воспитывать детей. Собственно говоря, такое и воспитание! Старший сын ведёт паразитический образ жизни: кандидат наук в институте паразитологии. А младший - из милиции не вылазит: народный дружинник!

Да! Не та теперь молодёжь!

Однажды я был в Москве. Вечерком вышел прогуляться на Красную площадь. Смотрю: в подъезде - молодой, крепкий паренёк. Дождика испугался!.. Я ему и выложил всё, что думаю об их поколении. Я сказал, что мы в их годы ни дождя, ни бури не боялись!.. Что они избалованы хорошей жизнью и прячутся за родительскими спинами. Что в их годы надо не по площадям шататься, а подвиги совершать.

И так я ему выдал, что он вынужден был во всём со мной согласиться.

А назавтра я прочитал в газетах о новом космическом полёте и увидел фотографию вчерашнего паренька. Это был Герман Титов. Видите, как на него наш разговор подействовал!

Я повторяю; сознательная жизнь человека начинается задолго до его рождения. Именно поэтому я родился 7 ноября 1917года. Правда в этом есть и некоторое неудобство: я ни разу толком не отметил свой день рождения, потому что в этот день я всегда занят на праздничных концертах. И вообще, мой маленький день рождения растворяется в огромном дне рождения всей страны. Даже в день моего пятидесятилетия гремел салют, увы, не в мою честь... А впрочем, почему не в мою?..

И в мою! И в вашу!.. Потому что биография каждого из нас - это частица великой биографии нашей Родины!

Роберт ВИККЕРС, Александр КАНЕВСКИЙ
Я иду по городу.
(Музыкальная новелла)




Я иду по городу дождливою порой,
А мне осенний город улыбается весной,
Молоко и сахар улыбается с витрин,
Я вхожу с авоськой в продуктовый магазин.

В магазине очередь двенадцать человек,
Я бы с удовольствием расцеловал их всех,
Люди улыбаются девчонке-продавцу,
Улыбнулась девушка - и это ей к лицу.

Говорю: - Отвесьте мне масла двести грамм,
Отвечает девушка: - Я лучше триста дам.
- Дайте мне, пожалуйста, картофель со свеклой..
А она кладёт ещё морковки полкило.

- Дайте хлеба белого буханку. - Нате две.
Мило улыбается девчонка-продавец.
Все на нас взволновано и радостно глядят
- Взвесте-ка товарищу и сыра,- говорят.

Попрощавшись с девушкой, продукты уложив,
Ухожу, насвистывая радостный мотив.
Ко мне подходит женщина: - Не знаю я, кто вы...
Вы купили сахару, а я взяла халвы.

И от этих тёплых слов ещё мне веселей,
Будто бы по радуге, шагаю по земле,
Сразу вроде радостней на свете стало жить...
- Надо бы лапши ещё грамм семьсот купить!

Я иду по городу с авоською домой...
И идёт по городу год сорок седьмой.
В этот день торговые точки в первый раз
Без продуктовых карточек работали у нас...

Ля-ля-ля, ля-ля-ля-ля, ля-ля...


(Обрывает мелодию)

А сегодня я видел, как два школьника футболили по двору свой завтрак. Газета развернулась - там были хлеб, масло, голандский сыр...

(Уходит напевая)

Ля-ля-ля, ля-ля-ля-ля, ля-ля-ля-ля-ля-ля...

Роберт ВИККЕРС, Александр КАНЕВСКИЙ
Третье свидание.




Куранты на Спасской башне отбивают девять часов.

Караульные замедляют шаг у входа в Мавзолей.

- Товарищ лейтенант! Тут господин добивается, чтоб его до открытия впустили.

- Через час войдёт в общем порядке.

- Через час я вылетаю из Москвы.

- Значит, прилетите в другой раз.

- А если другого раза не будет?

- Да, поймите, мистер! Впустить в Мавзолей в неположенное время я могу только по особому документу.

Упрямый человек достаёт из бумажника полуистлевший листок и протягивает его офицеру:

"Предъявителя сего мандата мистера Раймонса пропустить ко мне в любое время, каковое ему окажется удобным. Председатель Совнаркома Ульянов (Ленин)".

(Позывные курантов)

* * *

В Мавзолее ещё полутемно. Раймонс подходит к Ленину на цыпочках словно боясь разбудить его. Он приближает своё лицо к его острому лицу... Как тогда, в октябре семнадцатого... Нет, тогда не он, а Ленин почти вплотную приблизил своё лицо к лицу Раймонса, пронзил его взглядом, точно рентгеновскими лучами...

* * *

- Оказывается, мистер Раймонс, вы можете душить ребёнка в колыбели?

- Вам донесли, что я продал Каледину два вагона амуниции? Не скрою, это правда. Вы делаете революции, я делаю бизнес. Я мог продать вагон вам, вагон Каледину; мог продать оба вагона вам. Но я не мог продать оба вагона вам, потому что вы не будете воевать с немцами, а Каледин будет. После того, как он покончит с большивиками, конечно!..

- Таким образом, вы душите ребёнка в колыбели!

- Но Америка не может признать этого ребёнка! Он незаконорожденный. Ну согласитесь, ваша власть ещё более временна, чем Временное правительство. Вы превосходный парень, мистер Ленин, но, держу пари, у власти вы продержитесь неделю, не больше!...

- Значит, вы будете душить ребёнка в колыбели?!

* * *

(Песня)

- Эх, яблочко,
Куда котишься,
Ко мне в рот попадёшь -
Не воротишься!
Эх, яблочко,
Оловянное,
Буржуазная власть -
Окаянная!

* * *

На Невском Раймонс втёрся в группу солдат в дранных шинелях.

- За какую партию вы выступаете?

- Знамо, за большаков.

- Но большевики это пролетариат, рабочие; а вы - крестьяне...

- Пойми, дура, Ленин мужику землю дал, а нам без земли - гроб!

* * *

- Эх, яблочко,
Покатилося,
А кадетская власть
Провалилася!
Эх, яблочко,
Ананасное,
Не ходи за мной буржуй,
Я вся красная.

* * *

- Мистер Корпанов, вы - рабочий. При Керенском вы требовали повышения жалованья. Почему же вы не добиваетесь этого теперь?

- У меня пятьсот рублей жалованья, господин Раймонс. Комиссары получают ровно столько же. Не могу же я требовать зарплаты большей, чем получает Ленин...

- Эх, яблочко,
Червоточное,
А советская власть
Стала прочная.

* * *

- Поймите, мистер Раймонс, лично против вас я ничего не имею. Но политически вы - мой противник. И я должен победить вас. Ваше правительство занимает такую же позицию в отношении меня.

- Вы ошибаетесь, мистер Ленин! Правительство сделает то, что выгодно Америке. У меня к вам деловой вопрос: в какую сумму вы оцениваете Камчатку?

- Простите, не понял...

- Я спрашиваю, за сколько долларов вы бы продали мне Камчатку? Ленин заливается смехом.

- Камчатку?.. Вам! А Европу вы купить не собираетесь?

- Я опоздал, её уже давно купили! Но моё предложение вполне серьёзно!

- Если говорить серьёзно - нам по зарез нужно оборудование, машины, техника, помощь специалистов...

- Я берусь уговорить моих друзей-бизнесменов на деловой союз с вами.

- Это было бы благороднейшей миссией. Мы готовы заплатить вам золотом и сырьём... Если только ваши друзья пойдут на это... Но они хотят немедленно задавить Советскую Россию. Немедленно! Потому что потом будет поздно! Они будут способствовать всяческой контре, а если это не поможет, то пришлют и своих солдат...

- Чепуха, мистер Ленин! Чепуха! Держу пари, что никогда ни один американский солдат не будет послан в Россию!.. В Америке многие сочувствуют революции, Америка началась с революционной борьбы за свободу!

- Не спорю. Но американский народ, давший миру образец революционной войны против рабства, сейчас попал в новое рабство к десятку миллиардов. Сегодня этот народ принимает роль наёмного палача, который в угоду богатой сволочи душит нашу республику!

- Мистер Ленин, вы не допускаете, что "богатая сволочь" могла нажить доллары честно?

- Не допускаю.

- Но я сам пять лет махал киркой.

- И сколько вы нажили за эти пять лет?

- Долларов девятьсот. Меня, конечно, обобрали. Но эти девятьсот я вложил в дело, мне повезло и теперь...

- И теперь вы обираете других! Но эти другие будут терпеть не вечно! Я не пророк, но одно могу сказать с уверенностью: развитие человечества неотвратимо ведёт к социализму. Англичане говорят: "Чтобы съесть пудинг, надо его попробовать". Думайте, что хотите о социалистическом пудинге, но только все народы пробуют и будут всё больше пробовать это блюдо!

- Если я верно понял, вы предрекаете гибель и мне лично?

- Это будет зависеть от того, какой путь вы себе изберёте.

- Да, но я ведь акула, хищник, гидра, иначе говоря буржуй!

- Это ещё не всё означает. Скажу вам по секрету, я ведь тоже не пролетарий, не батрак, а русский дворянин. Гуд бай, мистер Раймонс.


II. АГИТАТОР
(стук колёс, песня)

- Эх, яблочко,
Сбоку зелено,
Нам не надо беляков,
Надо Ленина!
Эх, яблочко,
Куда котишься...

* * *

В полночь, на глухом сибирском полустанке эшелон остановили.

- У нас телеграмма о том, что в поезде едет человек, говоривший с Лениным.

Перед вагоном в огне факелов бушует толпа.

- Я не знаю, что говорить, я не агитатор, - злится Раймонс.

- Говорите, что вам велит совесть!

На Раймонса направляют лучи фар. Толпа замирает в молчании.

- Да, я видел Ленина. У него серая кепка и старые ботинки. Он вот такого роста, но он самый большой человек из всех, кого я видел. У него сердце Иисуса Христа и ум бизнесмена. Он хочет торговли, мира, процветания! Всё.

Толпа кричит "Ура!" На подножку теплушки взбирается парнишка в очках и огромной папахе с алой лентой.

- Товарищ американец! Мы приветствуем в твоём лице весь американский пролетариат, который обливается кровью, чтобы жирели паразиты-капиталисты! Передай наш интернациональный привет твоим братьям в Америке. Да здравствует всемирная революция!

...Вставай, проклятьем заклеймённый,
Весь мир голодных и рабов...

- Мистер Раймонс, оказывается вы - мировой агитатор!

...С Интернационалом
Воспрянет род людской

* * *

- Рад видеть вас, дорогой Раймонс!

Из кресла поднимается сухощавый мужчина в белоснежном костюме. Это президент Соединённых Штатов Америки Вудро Вильсон.

- Как вы добрались на родину?

- Как видите, вполне благополучно. Если не считать того, что все мои бумаги у меня отобрали...

- Большевики?

- Нет, наши полицейские в таможне.

Оба смеются.

- Слава богу, вы выбрались из этого средоточия насилий, зверств и жестокости...

- Мистер президент! Если человек поверит хотя бы десятой доле того, что пишут в наших газетах он кандидат в сумашедший дом.

- О, да вы сами стали большевиком, Раймонс.

- Нет. Просто я не могу душить ребёнка в колыбели.

- Что говорил вам Ленин?

- Он испытывает большую симпатию к Америке. Проект, который я привёз - лучшее тому доказательство.

- Прекрасно... Ваше настроение чудесным образом совпадает с моей программой мира... Я обещаю внимательно изучить этот документ.

- Спасибо, мистер президент.


III. БЕЗРАБОТНЫЙ

- Экстренный выпуск "Вашингтон пост!" Крейсер "Олимпия" бросил якорь в Мурманске!

- Последние сообщения! Американская морская пехота в России!

- Читайте новости! Вильсон берёт Ленина за горло!

* * *

- Ну, что, мистер Раймонс, как дела?
Сколько золота Россия вам дала?
Чтоб вы сделали за это
Из Америки Советы?..
Ну, что, мистер Раймонс, как дела?

Двадцать шесть герлс бодро задирают ноги на полутёмной эстраде. Наглый куплетист потешает публику модной новинкой.

- Видать, мистер Раймонс, неспроста
Вы явились к нам в обличии Христа,
Чтоб мы Ленину молились,
И не ели, а постились...
Видать, мистер Раймонс, неспроста!

* * *

В карман плаща непонятным образом попала записка:

"Убери свой красный палец с американского пирога. Если ты не заткнёшся - мы обмажем тебя дёгтем, вываляем в перьях, окунём в воду и отхлещем плёткой-девятихвосткой. Не хочешь получить нож в спину - убирайся из Штатов".

* * *

- Ну, что ж, мистер Раймонс, рвитесь в бой!
Всех безумцев вы ведёте за собой,
И среди умалишённых
Стали вы наполеоном,
Ну, что ж, мистер Раймонс, рвитесь в бой!..

* * *

- Поклянитесь, что показания, которые вы дадите сенатской комиссии будут правдой, только правдой и ничем, кроме правды.

- Клянусь.

- Какова цель ваших публичных выступлений?

- Я добиваюсь чтобы Россию оставили в покое. Я требую, чтобы американские войска были выведены оттуда.

- По-вашему, мы должны позволить Ленину творить всё, что ему заблагорассудится?

- Те, кто упрекает Ленина в насилии, не гнушались иметь дело с кровавым русским царём.

- Я запрещаю вам говорить, мистер Раймонс!

- Русский народ стал хозяином своей судьбы. Русская революция должна быть спасена!..

- Я требую, чтобы публика освободила зал!

- ... И тогда Америке не придётся через пять-десять лет краснеть за грязную политику своего правительства!

А вы, мистер Раймонс, идиот!
Где теперь ваши деньги, ваш завод?
Если красных уничтожат,
Вам никто уж не поможет!
А вы, мистер Раймонс, идиот!

* * *

"В Центральный комитет социалистической партии США. Прошу принять меня членом Американской Социалистической партии. Мои профессии: рудокоп, ковбой, золотоискатель, фермер, лесосплавщик, бизнесмен. Социальное положение в настоящее время - безработный. Разрешите в качестве одной из необходимых рекомендаций приложить мандат, в который Владимир Ильич Ленин называет меня товарищем. Роберт Раймонс."

* * *
(перезвон курантов - строка "Интернационала")

Десять часов. Лицо Ленина освещается мягким светом ламп. В Мавзолей уже входят первые посетители.

Раймонс выходит из Мавзолея. Он идёт вдоль бесконечной очереди и внимательно вглядывается в лица людей. Группа африканцев. Венок с Украины. Делегация Индии. Цветы из Италии. Японцы, немцы, узбеки, бразильцы. У них, наверное, немало дел, забот, встреч. Но самая главная, самая важная - эта встреча. Они идут к Ленину медленно и торжественно, уверенно и гордо, как-будто каждый из них бережно хранит в своём сердце мандат: "Предъявителя сего пропустить ко мне в любое время". И подпись: "Владимир Ульянов (Ленин)".

Роберт ВИККЕРС, Александр КАНЕВСКИЙ
ТРЕНИРОВАННЫЕ ПЕСНИ
(образование из трёх песен)




О спорте очень трудно говорить - о спорте хочется петь. Тем более, что песен на спортивные темы сколько угодно.

- "Эй, вратарь, готовсься к бою",
"Закаляйся, если хочешь быть здоров".
"Чтобы тело и душа были молоды",
"Трус не играет в хоккей!"

Я, лично, считаю, что все наши песни спортивные. Даже те, в которых о нём не упоминается. Примеры? Пожалуйста!

"Там, за облаками,
Там, за облаками..."
Эта песня, по-моему, посвящена советской сборной по баскетболу.

"Железный шлем, деревянный костыль..."
Это о хоккеистах.

"Над землёй летели лебеди..."
Стрельба по движущимся мишеням.

"Если где-то человек попал в беду,
Мы поможем, мы всё время на посту..."
Эта песня о футболистах спортивного клуба "Динамо" - все они оформлены милиционерами.

"Что ж ты, Вася-Василёк,
Голову повесил..."
Василий Алексеев подошёл к штанге.

"Воротился ночью мельник"...
"Воротился ночью мельник"...
Фаина Мельник прилетела с очередного чемпионата.

"Толя ещё будет,
Толя ещё будет,
Толя ещё будет, ой-ой-ой!"
Участники шахматного матча ждут приезда Анатолия Карпова.

Как видите, любую песню после надлежащей тренировки можно смело выпускать в большой спорт. Резервы тут, практически, неисчерпаемы.

Помните песенку:
"Ой, снег, снежок,
Белая метелица!..
Говорит, что любит
Только мне не верится"?

Она вполне может быть выпущена на спортивный помост в лёгкой весовой категории. Для этого достаточно надеть спортивную форму.
(Надевает платочек с олимпийской эмблемой).

Лейся, песня, веселее,
Разливайся, как река,
В Третьяковской галерее
Я видала Третьяка.
Ой, снег-снежок,
Белая метелица,..
Говорит, что любит
Только мне не верится.

Говорят, девчата, Витя
Целоваться лучше стал.
Раньше Витя был любитель,
Нынче профессионал.
Ой, снег-снежок,
Белое сияние.
Четверых сегодня
Вызвал на свидание.

Что случилось в институтах?
Как такое может быть?
Направление в деревню
Все мечтают получить.
Ой, снег, снежок,
И метели рыскают.
Все хотят в деревню,
Только в Олимпийскую.

Строят новые квартиры
И спортсменам, и гостям,
А закончатся турниры
Раздадут их москвичам.
Ой, снег-снежок,
Белая метелица,
Говорят - всем хватит,
Только мне не верится.

Если наш боксёр получит
Поражение в бою,
Я свой новый телевизор
Табуреткой разобью.
Ой, снег, снежок,
Белаю метелица
Разобьёт-то точно,
А что свой - не верится.

Чтобы был спортивный отдых
Для своих и для гостей -
В ресторанах на воротах
Мы поставим вратарей.
Ой, снег, снежок,
Белая метелица,
Всех гостей - пропустят,
А своих - не верится.

В спортлото тому удача,
Чья натура горяча -
У соседа дом и дача,
И четыре "Москвича".
Ой, снег, снежок,
Белая метелица,
Говорит, что выиграл,
А суду не верится.

Сможет враз Олимпиада
Всю Москву преобразить.
Эх, такие игры б надо
И в райцентрах проводить.
Ой, снег, снежок,
Белое сияние,
Приезжайте в Тетюши
На соревнования.

А теперь предлагаю вам прослушать спортивно-лирическую песню из цикла "Для тех, кто в горе".
(Поёт на мелодию песни "Надежда").

Розданы почётные места,
Грустно отправляемся вразвалку
Не на чемпионский пьедестал,
А в свою пустую раздевалку.

Нам артисты песен не поют,
Не вручают нам цветов девчата,
Не берут газеты интервью,
Будто бы мы в чём-то виноваты.

Надежда
Развеялась в дым,
А удача - куда она делась,
А песня звучит для других
Хоть раньше для нас она пелась.

Смысла нет доказывать сейчас
То, что мы бежали против ветра,
То, что славу вырвали у нас
Тысячные доли сантиметра.

Мы умели гордо побеждать -
Проиграть никто не может гордо.
Вышли нас на финиш провожать
Наши постаревшие рекорды.

Надежда
Вела нас на бой,
А удача - не только везенье.
А песни ведь нет ни одной,
Где пелось бы про пораженье.

Медленно автобус наш ползёт,
Думаем о доме и о маме,
Думаем о том, что через год
Тренер назовёт нас стариками.

В чём же вечной юности секрет?
Время удержать никто не может,
И придётся в двадцать с лишним лет
Уступить дорогу молодёжи.

Надежда развеялась вмиг,
А удача - куда она делась,
А песня звучит для других,
Как раньше для нас она пелась.

А вот - спортивно-сатирическая песня команды несовершеннолетних разбойников.
(Поёт на мелодию из мультфильма "Бременские музыканты").

А как известно, мы - народ горячий,
И кто увидит нас - дрожит и плачет,
И кое-что за пазухой мы держим,
К нам не подходи,
К нам не подходи,
К нам не подходи - а то зарежем!

Пиф-паф, и вы-покойники,
Покойники, покойники.
Мы раз-бо-бо-ой-ойники,
Разбойники, разбойники!

Но не смеёмся мы, а горько плачем.
Ведь всё могло бы в жизни быть иначе,
И если б в детстве занялись мы спортом,
Не считали б нас,
Не считали б нас,
Не считали б нас четвёртым сортом!

А так, мы - раз-бо-бойники,
Разбойники, разбойники.
Пиф-паф, и вы - покойники,
Покойники, покойники.

В детстве мы пришли в спортклуб районный,
А там готовят только чемпионов.
И тренер зашипел на нас спортивный:
"К нам не подходи,
К нам не подходи,
К нам не подходи - неперспективны!

Для спорта вы - покойники,
Покойники, покойники..."
Раз так - так мы - разбойники,
Разбойники, разбойники!"

А был бы с нами тренер полюбезней,
Так было бы для общества полезней,
Было бы полезней и для спорта -
Чемпион один,
Чемпион один, а нас - до чёрта!..

Пиф-паф, и вы - покойники,
Покойники, покойники.
Мы раз-бо-бо-ой-ойники,
Разбойники, разбойники!

Роберт ВИККЕРС, Александр КАНЕВСКИЙ
Собачья жизнь.
(Сатирическая песня)




За жизнь свою я повидал
Немало странных стран,
Но никогда не попадал
В подобный ресторан.

Вокруг стоял обычный гам,
Но в качестве гостей
На всех местах сидели там
Собаки всех мастей.

А люди, вот так чудеса!
С собаками на "вы".
Прислуживают люди псам
И просят чаевых.

Официанта искусал
Щенок-молокосос,
За то, что тот не тот поднос
Поднёс ему под нос.


Гляжу, сидит за столиком
Какой-то босс-барбос.
С молоденькою колли он
Лакает кавальдос.

- Моею, крошка колли, будь,-
Слюнявит старый плут,
И завтра же тебя возьмут
Сниматься в Колливуд!

А вот с лакеем-стариком
Толстяк-бульдог вошёл.
Старик свернулся под столом
Бульдог полез на стол.

Рыча сердито на гостей,
Глотает он рагу,
Куски обглоданных костей
Бросая старику.

Певец со сцены голосил,
И чтоб развеять сплин,
В него бутылкой запустил
Какой-то сукин сын.

Когда ж двуногий гражданин
Хотел его унять,
Протяфкал злобно сукин сын:
- За всё заплатит мать!

Когда же пьяный пудель стал
Показывать стриптиз,
Во весь свой рост я с места встал
И громко крикнул: - Брысь!
Наверно, мой неверный шаг
Нарушил чью-то власть.
Вся свора, яростно визжа,
С подушек сорвалась.

- Клянусь щенками, у него
совсем горячий нос!
- А где собачий лай его?
- А где собачий хвост?
- Как смели без намордника
Сюда его пускать?
А если вдруг он бешеный
И нас начнёт кусать?

И вся разгневанная рать
Породистых гостей
Давай меня хватать, пинать,
Толкать и гнать взашей!

На мне ошейник из цепей
- Лежи! Лижи! Служи!
И понял шкурой я своей,
И понял шкурой я своей,
И понял шкурой я своей
Слова: "Собачья жизнь"!
Make your own free website on Tripod.com