Р.ВИККЕРС

НОЖИК
(сценарий мультфильма по рассказу Шолом-Алейхема)


ПОСЛУШАЙТЕ, РЕБЯТА, Я РАССКАЖУ ВАМ ИСТОРИЮ, КОТОРАЯ СЛУЧИЛАСЬ СО МНОЙ.

НИ К ЧЕМУ НА СВЕТЕ Я ТАК НЕ СТРЕМИЛСЯ, НИЧЕГО В ЖИЗНИ Я ТАК НЕ ЖЕЛАЛ ИМЕТЬ, КАК НОЖИК,СОБСТВЕННЫЙ НОЖИК...

Выплывают из прошлого блеклые очертания бедной Касриловки. Покосившаяся хатка с дырявой соломеной стрехой и единственным окном, за которым виден отец, клеящий какие-то картонные коробки. Крохотный дворик, где мать ощипывает тощего гуся.

Шолом, восьмилетний мальчик, подхватывает гусиное перо.

- Ножик! У меня ножик!

Он вскакивает на козу и размахивает пёрышком.

Мать смеётся, а отец, высунувшись из окна, ворчит:

- Какой ещё ножик на мою голову?

- Ребёнок играет,- защищает мать Шолома.

- Играет... Что он, помещик, чтоб размахивать перьями?..

Отец хочет ещё что-то сказать, но кашель не даёт ему говорить:

- Ножик, кхе-кхе... Перья, кхе-кхе... Играет...

Ветер кружит по двору радужное пёрышко.

Я ПОМНЮ СВОЕГО ОТЦА ВСЕГДА БОЛЬНОГО, ВСЕГДА ОЗЛОБЛЕННОГО НА ВСЕХ И ВСЯ...

Хедер - это комната в доме учителя. Дыра в окне заткнута подушкой. На печке - дети учителя. Его жена стряпает. Сам ребе, раскачиваясь, кричит нараспев:

- "Если же чей-то сын непокорен родителям"...

Дети, сидящие за столом, раскачиваясь, повторяют хором:

- "Если же чей-то сын"...

- Что это у тебя?- шепчет сосед Шолома по скамье Берл Рыжий.

- Ножик.

- Дай его мне.

- Вот ещё! А ты мне что дашь?

- "Пусть приведут его к воротам" - раскачивается ребе.

- "Пусть приведут его"...- кричат во весь голос дети.

- А я тебе дам укусить пряник,- говорит Берл.

- Пряник?! Откуда у тебя взялся пряник?

- "И все жители города пусть побьют его"...

- Зачем тебе знать откуда? Кусай и радуйся.

- "Побьют его камнями до смерти"...

Шолом кусает пряник и радуется. Берл щекочет пёрышком нос дремлющему соседу. Тот чихает.

- Чем вы там занимаетесь, выродки, лодыри?..

Учитель хочет подойти к шалунам, но шлёпанцы его приколочены к полу гвоздями, и он падает под общий смех школьников,

- Кто это сделал, мерзавцы? Выпорю всех, сто чертей вашему батьке!

КАК ТЯЖЕЛО И ГРУСТНО В ХЕДЕРЕ, НИКТО НЕ ВИДИТ СЛЁЗ, ПРОЛИВАЕМЫХ МНОЮ ВТИХОМОЛКУ. ОДИНОК Я, ОДИНОК, КАК СИРОТА...

Блуждает в темноте огонёк - это Шолом с бумажным фонариком бредёт домой из школы. Картуз съезжает ему на глаза, босые ноги месят грязь...

Шолом таскает коробки из комнаты на телегу. Щеголеватый богач считает коробки (айн, цвайн, драй...) А родители суетятся, хлопочут вокруг гостя.

- Что ж вы стоите, господин Герценгер?

- Садитесь, пожалуйста, господин Герценгер! - и подают ему единственную в доме табуретку.

Он садится, закинув ногу на ногу, неторопливо достаёт большую сигарету, спички. Он вынимает из жилетного кармана маленький ножик, чтобы обрезать кончик сигары, и от одного вида этого ножика у Шолома начинает кружиться голова.

Мальчик не видит, как богач отсчитывает деньги (айн, цвайн, драй).., не слышит, как кашляет окутанный сигарным дымом отец, не замечает, как мать, низко кланяясь, провожает богача.

- Спасибо, господин Греценгер! Дай бог вам здоровья, господин Герценгер!

Он видит только ножик, забытый гостем, новенький, изумительный ножик с двумя стальными лезвиями, с белым костяным черенком в медной оправе, с красными заклёпками... Ножик притягивает, как магнит, и Шолом приближается к нему на цыпочках, берёт его в руки. Ножик прилипает к ладони, как пластырь.

Грохочет телега, и Шолом вздрагивает. Он бежит за калитку, чтобы отдать господину его вещь. Но того уже и след простыл. Тогда мальчик влетает во двор с криком:

- Папа! Папа!..

- Что ты крутишся, как червяк? - ворчит отец, хватая его за шиворот. - Займись делом, балбес.

- Что ты от него хочешь, - защищает мать. - Он же дитя.

И суёт в руки сыну кусочек хлеба и дольку чеснока.

КАК МАЛО МНЕ НАДО ДЛЯ СЧАСТЬЯ! И ВОТ ОНО В МОИХ РУКАХ. Я ПОДЕРЖУ ЕГО НЕМНОЖКО И НЕЗАМЕТНО ВЕРНУ. СОВСЕМ НЕМНОЖКО...

На чердак, сквозь щели в крыше заглядывает луна.

Шолом одним лезвием разрезает на крохотные дольки кусок хлеба, другим лезвием он очищает зубчик чеснока. Он накалывает на клинок ножа хлеб и блаженствует. Потом он выходит во двор и, откопав ямку у стены, прячет туда своё богатство.

Утро. Понуро шлёпает по лужам малыш, а Шолом весело скачет в Хедер, на лице его улыбка, в душе радостная мелодия.

- У меня есть ножик!- шепчет он на ухо козе.

- Настоящий, завьяловский!- сообщает полуслепому мерину Мафусаилу.

- Рябчик! Рябчик!- бежит Шолом за собачонкой.- Постой! Что я тебе хочу сказать! Знаешь, что у меня есть?

В хедере учитель вытащил рыжего Берла на середину комнаты.

- Как зовут этого шалопая?- кричит он.

- Береле,- отвечают дети.

- Нет. Это раньше его так звали. Теперь у него более красивое имя - Береле - вор!

Эти слова ребе произносит нараспев, а ученики подхватывают хором:

- Бе-ре-ле-вор! Бе-ре-ле-вор!

Шолом окаменел.

- А почему ты молчишь, остолоп? Пой со всеми!

- Бе-ре-ле-вор!- едва шевелит губами мальчик.

- Расскажи-ка, Береле, как ты стал вором?- наслаждается ребе.

- Обмазал соломку смолой... вынимал копейки из кружки... Покупал пряники...

- Слушайте меня!- кричит учитель.- Вор, таскающий деньги из благотворительной кружки, должен быть высечен до крови.

Берл начинает раздеваться, а учитель раздаёт розги.

- Бейте его, дети!

- Шолом, возьми розгу! Бей вора, Шолом!

Я ОБЛИВАЛСЯ ХОЛОДНЫМ ПОТОМ. Я НЕ ВИДЕЛ ПЕРЕД СОБОЙ НИ РЕБЕ, НИ ГОЛОГО БЕРЕЛЕ-ВОРА, НИ ТОВАРИЩЕЙ, Я ВИДЕЛ ТОЛЬКО НОЖИКИ, ОДНИ ЛИШЬ НОЖИКИ...

Мальчик, шатаясь из стороны в сторону, бежит по улице. Заборы кажутся ему составленными из ножиков, лужа на дороге блестит, как ножик, месяц в небе - и тот похож на ножик...

Во дворе полураздетый отец сидит на месте, где Шолом зарыл своё сокровище. Одной рукой он держится за грудь, другой шарит по земле, смотрит на звёздное небо и кашляет.

- Что ты вылупил на меня глаза, как кот? Тебе что, делать нечего?

- Не кричи на ребёнка,- вступается мать.- Посмотри на его лицо, он же болен.

- Я ни чуточки не болен,- бормочет Шолом и падает, как подкошенный.

Звёздное небо наваливается на него. Он сидит над ножиком, как над живым существом, не то щенком, не то ребёнком. Он пеленает, баюкает его. А вокруг - змеи, скорпионы, страшные звери с человечьими головами и огненными языками, разевают пасти, готовые разодрать их. И крик учителя: "Камнями до смерти! Секите его!", и голос господина Герценгерца, отсчитывающий удары розог: "Айн, цвайн, драйн..." Потом всё смолкает.

Шолом открывает один глаз, другой. Он в постели. Мать, склонившись над ним, плачет. Отец в углу молится, кашляет и вздыхает.

- Бог милостлив!- всплескивает руками мать,- он жив!

- Выздоравливай, сынок,- впервые проясняется бледное лицо отца.

Дождавшись, когда уснут измученные родители, мальчик скидывает ватное одеяло и чуть не на четвереньках вползает во двор. Он откапывает ножик, который обжигает ему пальцы, как раскалённый уголь, и идёт по предрассветной улочке мимо повизгивающего во сне Рябчика, мимо дремлющего Мафусаила, мимо хедера с подушкой в окне... Он подходит к речке, разворачивает тряпицу и бросает туда злополучный нож.

Тёмная речная гладь тотчас же превращает его в золотую рыбку, которая, взмахнув хвостиком, скользнула на дно, выпустив на поверхность несколько лопнувших радужных пузырей.

Солнце медленно выкатывается из-за горы.

Хрипло перекликаются петухи.

Скрипка поёт о светлом утре, о радости будущей жизни.

- Доброе утро!- говорит Шолом солнцу.

И солнце отвечает мальчику:

- Доброе утро, сынок!
Make your own free website on Tripod.com