Р. ВИККЕРС

                                БУДЕМ ЗДОРОВЫ
                                  (монолог)

Дорогие друзья! Мы собрались в этом тесном широком кругу, чтоб отметить что
неважно, где неважно, когда неважно, а важно, чтоб хорошо посидели и розошлись
красиво, без боли в печёнках, без фонаря под глазом и без участкового.
Товарищи меня понимают.

И товарищи тысячу раз правы, когда единодушно поддерживают всенародную кампанию
по борьбе с пьяными компаниями и компаниями по борьбе... Никаких компаний!
Или мы её или она нас. Я имею в виду не ананас, в Африке, а рядом от двадцати 
одного года и до семи часов вечера.

И если мы не в состоянии истребить её физически, так давайте уничтожать её 
морально. С помощью правительства и общественности.

Чтоб освободить наш праздничный стол от алкогольной продукции, бьющей по 
мозгам и по карманам, и смело наполнить свежим клубничным соком свои рюмки,
стопки, фужеры, бокалы и стаканы, а ты, Вася, не стесняйся, пей "с горла",
товарищи понимают, что тебе так привычнее.

Звонят, откройте двери! Кто к нам пришёл? К нам пришли гости с Кавказа.
Позвольте поприветствовать их на их родном языке.

- Боржоми, набегвали, ганецвале. Арзни?

- Зваре. Нарзан, Джермук, кацо. Ессентуки-17.

Я сказал:

- Тот не джигит, кто не пьёт минеральной воды.

Они ответили:

- От джигита, слышим.

Добрый день, буна сяра! Друзья из Молдавии привезли шампанское. Кишенёвское - 
безалкогольное. Стоит рубль двадцать, шипит, как за семь рублей. Тогда ваше
здоровье. Ариведерчи, Рома.

Не может быть! Родичи из села прикатили. Ну, как там у вас насчёт вообще?
В смысле химии по части дуряка? Понятно. Раньше сеяли и выращивали, а нонче
пришла пора жать. И силно жмут? Это хорошо. А что дальше? Ясно что. Кончат
жать начнуть молотить. Я в смысле тёти Моти и дяди Никифора.

Да вы устраивайтесь, не стесняйтесь. Угощайтесь и обратите внимание, какие
замечательные люди вокруг. Товарищи не знают, что многие из некоторых, сидящих
за нашим столом, раньше иногда под ним лежали и могли дойти до точки, потому
что до ручки они давно дошли. И вот на наших глазах они начинают стремительно
катиться по наклонной плоскости вверх и кое-кто уже выкатился.

Взять Федю-сантехника, который большую часть своей биографии соображал на 
бутылку чернил за счёт домоуправления. Встань Федя, покажись. Теперь он
соображает исключительно в мирных целях. Недавно он сконструировал агрегат в 
который с одной стороны вливают самогон, реквизированный у тёти Моти, а из
змеевика капает дистилированная вода, высыпается сахар для кондизделий,
выжимается такой дефицитный продукт, как дрожжи, и, кроме того, обильно
выделяются сивушные масла, из которых можно выпускать духи 
советско-французского производства. И я заявляю при всех: Федя, я тебя уважаю.
Налей фанты и выпьем на вы!

А вот Гриша Дрободан, наш "матрос-красный нос". Кем ты был до Постановлений,
Гриша? Кем ты был, когда сорвался с якоря, разбил пристань в Мелитополе и
потопил баржу с семечками? А сегодня этот морской волк, поднимись Григорий,
завязал тройным узлом, стал капитаном дальнего плаванья, возит таранец в 
Мурманск и газета "Советский моряк" посвящает ему статью под названием
"Так держать, Дрободан"!

А рядом с ним замечательный артист Сергей Шмурдяков, который лишь год назад
на этом самом месте читал монолог Шекспира "Пить или не пить?" и решил этот
вопрос положительно. В театре он участвовал только в одном спектакле "На дне".
А сейчас, порвав с прошлым, он крепко стал на ноги, является председателем
районного общества трезвости и с успехом играет главную роль в пьесе 
Островского "Без вины виноватые".

Кирилл Васильевич, а вы почему же не пьёте? За рулём? У вас уже и руль есть?
И машина? Не может быть! Ещё года три на соках - и самосвал купите! Как зачем?
А бутылки сдавать? Неужели и "Тархун" не пригубите? Жена возражает? Товарищи!
Поздравим Кирилла Васильевича к нему возвратилась первая жена. Есть сведения,
что и вторая тоже скоро вернётся. Так что пейте соки, дорогой, набирайтесь сил!

Тише, товарищи, внимание! Компот несут. Я попрошу разлить и опрокинуть по 
чашке за наших прекрасных дам, за наших любимых женщин, за наших единственных, 
потому что сегодня они не двоятся в глазах. За наших ласковых, потому что они 
знают что мы вымоем посуду, за наших героических, потому что сколько они с 
нами, дураками, намучились, пока мы шли трудным путём от горькой рябиновой до 
этого компота. Мужики, встать! Поцелуем наших подруг по жизни, наших соседок 
по винегрету и вздрогнем! И крикнем сладко! Не горько, а сладко, торт возьми!

И не забудем про наших деток. Налейте маленьким по маленькой. Пейте "Буратино",
пупсики наши, пейте "Пепси", буратинки наши золотые. Чтоб не вырасти дуремарами,
чтоб дойти до переломного возраста и не переломать друг дружке руки и ноги, чтоб
завтра утром в детском садике гордо сказать: "А мой папка вчера выпил банку
простокваши и ни разу не обозвал маму коровой".

Ребята, а почему у нас так тихо? Нехорошо. Соседи обидятся. Давайте споём трио.
Я объясню. Это когда одну песню поют на троих. Федя, ты рвёшся в бой, но забыл
мотив? А слова знаешь. Начинается с "Ой"? "Шумел камыш"? Так там же "ой" не
вначале, а в вытрезвителе! Внимание! Сейчас Костик исполнит романс композитора 
Рахманинова "Не пей, красавица при мне". Посвящается соседке слева. Браво!

А теперь попросим Андрея Спиридоновича спеть его любимую песню о проклятом 
прошлом: "Бродяга к бокалу подходит". Спасибо. И на закуску хором нашу
фирменную "Летит галка через балку". И до чего же правильно выходит, а мы то
всю жизнь пели: "Летит балка через галку".

Молодёжь просится потанцевать! Нет проблем. Семён Маркович, попрошу вас к 
фортепиано. Не желаете? Это почему же? Вам не подходит "форте", потому что оно
"пьяно"? Тогда Лёлик возьмёт гитару, а Жора... Жора, тебя все просят, сплясать
Цыганочку с выходом, только не так, как в прошлый раз, когда ты перепутал
выход с балконом и загудел с четвёртого этажа в клумбу.

Ну, Виталик, ну даёт! Раньше только Спотыкач танцевал и только в сопровождении
дружинников, а тут - подавай ему "Лебединое озеро". Па-де-де! И не падает. И
ноги не дрожат.

А Таня, вы посмотрите на Таню. "Танечка, вы выглядите, как ансамбль "Берёзка"
в Японии. Это из-за берёзового сока? Подумать только! Тридцать восемь лет,
а танцует, как "А ну-ка, девушка"!

Ну, а теперь, как положено, выпьем газировочки на посошок, поблагодарим хозяев 
и парами, семьями, с детками и не в три ночи, а без визга, без разбитых окон,
без разбуженных соседей и не сбивая телеграфных столбов... А трезвые молодые 
люди на своих двоих провожают девушек до их подъездов, а трезвые девушки 
смотрят на звёзды и шепчут:

- Какой прекрасный был вечер?

- Какой остроумный тамада!

И в ушах у всех звенят старые слова, словно бокалы полные новым, натуральным,
фруктовым, безградусным смыслом:

- За ваше здоровье!

- За наше здоровье!

- Здоровенькi були!

- Здравия желаем!

- Будем здоровы!
Р.ВИККЕРС

                               ГЛАВНЫЙ КОНЦЕРТ


Главное в жизни артиста - встречи со зрителями.

Я хочу расказать о самом важном, самом дорогом для меня концерте, который
состоялся год назад в небольшом украинском городке, концерт под открытым
небом, и с этого неба капает, сочится, льёт прохладный дождь. Как выступать?
- Придут ли зрители?
- Может отменить?
- Ни в коем случае!

В одиннадцать я выхожу на мокрую эстраду и, непривычно волнуясь, начинаю
рассказ о моём родном городе:

- Два лица человек должен помнить всегда: лицо матери и лицо родного города.

Лицо Киева запомнить нелегко - оно меняется на глазах.

Что ни день, новый дом. Вчера счастливцам вручили ключи от новых квартир,
сегодня оказалось, что эти ключи прекрасно подходят ко всем квартирам на всех
этажах. В доме праздник - День открытых дверей.

Станции метро вырастают из-под земли, как грибы. Убейте - не пойму: роют
туннель с разных концов, а сходятся в точно намеченном месте. А если не 
сойдутся?

- Ничего страшного. Будет два туннеля.

Город растёт с такой скоростью, что путеводители устаревают раньше, чем их
напечатают. Впрочем, и без них любой прохожий вам покажет:

- Это Киево-Печерская Лавра.
- Вот Золотые ворота.
- Площадь Богдана Хмельницкого.
- Вы историк? Поэт? Архитектор?
- Нет. Я - киевлянин. Я живу в этом городе и люблю его, как жизнь. Люблю его детей
... Под дождём москвичи, ленинградцы, минчане, таллинцы...
Я рассказываю им о своём городе.

- ... На лице Киева - улыбка. Может, поэтому ему не грозят старческие морщины.
и стариков. 

Кстати, у нас единственный в стране институт долголетия.

- Дедушка, - спросил я у долгожителя, - вы, наверное, Чапаева ещё видели?
- Раз пять. И Чапаева и Щорса.
- А царя?
- Было дело. Петра Первого, Бориса Годунова, Ярослава Мудрого, как тебя видел.
- Не может быть!
- Ломоносова видел, молодого и в старости.
- Невероятно. Сколько же вам лет?
- Шестьдесят пять.
- Где же вы их всех видели?
- А у нас телевизор в палате. Мы ни одного фильма не пропускаем.

На лице города здоровый румянец. Киевляне уверены, что лучшие врачи на свете
- правая и левая нога, а лучшее лекарство - бег трусцой. Бежит молодёжь, 
бегут пожилые. Впереди профессор Амосов. Семьдесят лет, а бежит быстрее
Скорой помощи.

А вот по газону летит мальчишка, за ним милиционер.

- Стой! Ты разбил стекло в телефонной будке?
- Честное слово, не я!
- Чего ж ты удираешь?
- Я не удираю, а бегу трусцой.
- Но ты же видел - я за тобой полчаса гонюсь, почему не остановился?
- Я думал, вы тоже бегаете трусцой.

Милиция борется с нарушителями, общественность борется с пьянством, 
предприятия борются за качество продукции. У нас все борются и неудивительно, 
что чемпионом мира по борьбе в двенадцатый раз стал киевлянин Сергей Белоглазов.

А днём город переходит на спокойную ходьбу. А куда спешить, если директор в
отпуске, а заместитель болен, если директор в отпуске, а заместитель болен,
если вместо "Спящей красавицы" идёт "Конотопская ведьма" и деньги за билеты
не возвращаются.

...Вообще-то всё это я повторяю на каждом концерте. Но в том, под 
аккомпанемент дождя и в лучах прожекторов всё звучит и выглядит необычно.
Лужи на сцене, мокрый костюм, тысяча глаз под плащ-палатками... Я рассказываю 
о Киеве и Киевлянах, меня слушают строители, ремонтники, радиологи, 
бетонщики, вертолётчики, дозиметристы, водители...

... Прокатимся на троллейбусе, - говорю я, - и послушаем чудака водителя,
который объявляет остановки стихами собственного производства:

Здрастуйте, друзi. Залiзничний вокзал.
Берiть бiлети, хто ще не взяв.

Салон квiтiв - найкращий в СССР'I.
Виходьте тiльки через переднi дверi.
Площа Перемоги, пересадка в Аеропорт.
Дядько, не забудьте свiй київський торт.

Центральний стадiон. Сьогоднi день футболу.
Блохiн i Беланов заб'ють по голу.

Утрясайтеся, товаришочки, спокiйно, без крику.
Уступайте мiсця громадянам похилого вiку.

- Нет, вы полюбуйтесь на эту пигалицу, расселась и притворяется, что в окно
смотрит. Рядом человек согнулся, еле стоит, а ей хоть бы хны. А ещё студентка,
наверно. Чему вас там учат? Да уступи же ты старику место, он же тебе в 
матеря годится!...
- Бабка, не выступай. Это мой муж. Мы из ЗАГСа едем...
- Господи!

В Киеве заключается наибольшее количество браков.
- Очень хорошие девушки!
И рекордный процент разводов.
- Мужики виноваты!

Посмотрите на киевлянок. Как они красивы, как нарядны. Наш Дом 
моделей каждый сезон поражает Европу новыми фасонами и манекенщицами, которые
прекрасны вообще, несмотря на то во что они одеты и одеты ли они вообще. А
этот взгляд, таинственно презрительный: не достанешь ты, дескать, своей жене
такого платья, а достанешь, так она в него не влезет.
...Вспыхнула в тёмном небе молния и осветила пустынные кварталы Чернобыля и
силуэт АЭС в дождевой завесе...

Следить за модой приходится всем. В Киеве концертные залы, куда зрителей
впускают только в вечерних костюмах.

- А эти в майках, джинсах, крассовках, как они пролезли? И этот лохматый,
вообще босиком.
- Извините это наша популярная рок-группа "Дебош", а босиком их руководитель
Валера Швец.

А как у нас любят книгу! Знакомая библиотекарша говорила мне, что только в её
районной библиотеке читатели взяли за год пятьдесят тысяч книг и вернули
десять тысяч.

А музеи, картинные галлереи! Полно посетителей, а один товарищ седьмой раз
возвращается в тот же зал.

- Наверное, вам понравилась эта картина?
- Нет, я просто никак не могу найти выхода.

У Киева много забот, но он внимательно следит за всем, что творится в мире.
На больших часах Главпочтамта, под которыми обычно встречаются киевляне, 
точно указано, какое время в данный момент в крупнейших столицах планеты.

Так что если ваша подруга опоздала на час, значит она пришла по варшавскому
времени, на два часа по парижскому, а на три - значит, добиралась с Троещины.

На живописном Андреевском спуске художники предлагают свою живопись. Хотите,
тут же сделают ваш портрет.

- Не нравится? Непохож? Что ж, возможно, я не Репин, но и вы не Аполлон.

Трудно схватить налету облик киевлянина, ещё трудней запечатлеть лицо Киева.
Особенно, если любовь к нему застилает глаза.

- Но если ты так его любишь, какого же лешего ты постоянно посмеиваешься над
его недостатками? Что это за любовь?
- А я не могу иначе. Я хочу чтоб сегодня он был лучше, чем вчера, а завтра 
стал краше, чем сегодня...

...Дождь не кончается, но с этим я смирился. Надо привыкнуть ещё к тому, что
по ходу концерта часть зрителей покидают свои места, и их заполняют 
вновь прибывшие. Среди них много юных лиц. Это солдаты. Я вспоминаю свою
армейскую молодость...

В окопе плещется вода,
Шумят дожди осенние,
А он находится всегда
В хорошем настроении..

- Рота, стой! Раз-два. Напра-во! Кру... Ефрейтор Горделадзе, я только начал
команду, а вы уже повернулись.
- А я вас понимаю с полуслова, товарищ старшина.

А для тебя, родная,
Есть почта полевая.
Вперёд, труба зовёт,
Солдаты...

- Рядовой Мирошниченко, почему отстаёте?
- Та то не я вiдстаю, а вони кудись спiшать, товариш сержант.

Маруся, раз-два-три, калина,
Чернявая дивчина...

- Курсант Аветисян, почему пришли на стрельбище без автомата?
- Забыл, товарищ лейтенант.
- А голову не забыл? Как, по-твоему, называется вояка без автомата?
- Офицер, товарищ лейтенант.

Не обижайтесь, девушки,
Но для солдата главное,
Чтобы его хорошая, любимая ждала...

- Рядовой Хабибулин. Из скольки частей состоит противогаз?
- Из пяти, товарищ капитан.
- Молодец! Можете нам их перечислить?
- Так точно. Первая, вторая, третья, четвёртая и пятая.

Не плачь, девчонка,
Пройдут дожди,
Солдат вернётся...

...Концерт закончился и дождь прекратился. Меня окружают зрители. Они достают
из нагрудных карманов картонные квадратики и просят, чтобы я оставил на них
автограф.

- Да я же не Богатиков и не Ротару...
- Неважно. Главное, что вы с нами.

И я ставлю свою подпись на пропусках с грифами: "В зону", "К четвёртому 
блоку", "всюду", ставлю автографы строителям, ремонтникам, радиологам, 
бетонщикам, вертолётчикам, дозиметристам, водителям... Они благодарят меня,
а я благодарен им. Я с вами. Я не Ротару, не Богатиков, но я не "актёр 
погорелого театра". Я - артист советской эстрады.

(Музыка)

...Два часа ночи. Автобус скользит по шоссе, я возвращаюсь в Киев, а перед 
глазами лица моих новых друзей...

Кто с дежурства, кто ото сна,
Кто по тревоге, из отпуска...
Ночью от взрыва взметнулась весна.
Пожар на Чернобыльской.

И в схватку со смертью без громких слов
Бросается мой современник,
Не ради званий и орденов,
Не ради чинов и денег.

Он выдержит сотню вахт до конца,
Нервы зажав до предела,
Хоть сердце его не из свинца,
Не из бетона тело.

И знаменем алым прорежет мглу,
Словно лучом рассветным,
И люди споют герою хвалу,
Живому или посмертно.

Катит голубой автобус...
А на сердце боль, Чернобыль.
Светится вдали
Город из былин,
Горькая полынь -
Чернобыль.

Не забывается эта весна,
Небо в тревожных отблесках.
Песня не спета. Чья вина,
Пожар на Чернобыльской?

Кто роковую опасность проспал?
Кто сверху ждал указанья?
Кто по сигналу тревоги удрал,
Шкуру свою спасая?

Кто, не ведая что, творил,
Лишь больше б наделать шума,
Порой не думал, что говорил,
И не говорил, что думал.

Судом же вынесен приговор
И слово народа известно.
Да будет уделом ему позор,
Живому или посмертно...

Катит голубой автобус,
А на сердце боль - Чернобыль.
Светится вдали
Город из былин,
Горькая полынь -
Чернобыль.

Я не сражался, и я не бежал,
Но почему на совести
До сих пор гаснет пожар,
Пожар на Чернобыльской?

Как-будто тяжко виновен и я,
В том, что весна содрогнулась,
Как-будто эта ошибка моя
Нашей бедой обернулась.

И снизу вверх, и сверху вниз
Падаю и взлетаю,
И проявляю свой героизм,
Свою вину искупая.

Снова бросаюсь в неравный бой,
Огненный блок укрощая,
Снова прощаюсь с самим собой,
И сам себя не прощаю...

Катит голубой автобус,
А на сердце боль,
Чернобыль...  Р. ВИККЕРС

                              ЗНАКОМЫЕ МЕЛОДИИ
                            (Музыкальный номер)

Знаете, я нахожусь в некоторой растерянности. Мне предстоит исполнять 
злободневные сатирические куплеты, а сердце просит лирики. Хочется петь модные 
популярные песни, такие, которые поёт Пугачёва, Ротару, Леонтьев, наши
ансамбли... Причём, все сразу. Вот я и попытался преподнести вам лирический 
винегрет с сатирическим перцем. (Музыкантам) Прошу вас.

Молодых специалистов
На работу взяли быстро,
Обещали им квартиры
Дать в жилкооперативе...

...Дни летят,
За рассветом закат,
За годами года,
Дни летят.
Надо ждать...
Подождали лет пять,
Но сказали опять...
"Надо ждать".

Есть у нас одна большая
В центре города чайная.
На пороге вас встречают,
Преподносят чашку чаю...

...А он такой холодный
Как айсберг в океане.
И тонут две чаинки
Под мутною водой.

На уборку урожая
Аспиранты приезжают.
Их встречает председатель:
"Вот вам, братцы, по лопате...

... А я лягу прилягу
Край гостинца старого,
Я стомывся немного,
Я хуть трохи посплю".

На колбасном комбинате
Завелась дыра в ограде.
Целый год искали вора,
А поймали... ревизора...

... - Затменье сердца
Какое-то нашло,
Я был уверен -
Всё будет хорошо.

До чего ж порой плохие
Телевизоры цветные.
Мой в починке был всё лето
И осталось в нём два цвета...

...Два кольори мої, два кольори,
Червоне - то любов,
А чорне - то журба.

Летом в качестве подарка
Принесли мне кофеварку.
На дворе зима в разгаре,
А она ещё не варит.

Уж я с ней и так и этак,
Со словами и без слов,
Погорело пять розеток,
В кухне стенки разнесло.

В институт наплыв огромный,
Все родители - в приёмной
Ловят ректора часами.
Есть пиджак, а где же сам он?

...На недельку
До второго
Он уехал в Комарово.
Вот когда приём окончат,
Он вернётся в институт.

Поздно вечером в отеле
Поселиться мы хотели.
Нам сказали: места нету,
Подождите до рассвета.

...Ми пiдем, де трави похилi,
Де зорi в яснiй далинi...

У директора забота -
За что браться неизвестно:
То ль по-новому работать,
То ли вылететь из кресла.

...Думай, думай, думай, думай,
Думай, думай.
Надо, надо, надо, надо
Надо подумать!

Мы едем прямой дорогой,
Недостатки судим строго.
Если их совсем не будет,
Станет легче добрым людям.

...Хай щастить вам, люди добрi,
Хай пiснi летять за обрiй,
Щира дружба стане на рушник,
Хай сердця i вашi долi
В'ють у струни сонячних музик!
                              МОЙ ДОМ
                             (фельетон)

Мне приходится много разъезжать и довольно редко бывать дома. Может, поэтому я
очень люблю свой дом. И хочу побольше знать о своих соседях. Ну, хотя бы не
меньше, чем эти бабули, которые с утра до ночи дежурят на скамеечке перед
подъездом.

- Со сто двенадцатой побёг с авоськой, кобель бесхвостый. Жена ему не нравилась,
что она поперёк себя в три раза шире. Ему аэробку подавай, которая перед всей 
страной, раздемшись, задом вертит по телевизору. Он свою-то каждый день донимал,
покуда она не плюнула, всё бросила, да не ушла в ихнюю секту аэробскую, только
коврик с собой прихватила. И что ж ты, голубка, думаешь? Года не прошло, как она
на первое место по Европе вышла. Такой в ней талант открылся - лучше всех 
вертеть наловчилась. Он-то ей, значит, "вернись", а она - "физкульт-привет!"
Я, говорит, успела выйти за главного ритмического гимнаста СССР, у которого и
бицепсы, и трицепсы, и всё, что положено. А этот с авоськой, никому не нужный с
телевизором живи, тьфу! Так тебе и надо, козёл безрогий!

- Зря ты, подруга, - говорит её соседка. - Зря ты такие слова на человека
бросаешь. Он ведь от переживаний чуть жизни не лишился. Но передумал и на
смертельно опасную работу подался. На мясокомбинат. Лабораторным химиком.
Начальство ему попалось очень строгое: есть мясо, нет мяса - а колбасу дай.
Хоч с себя сделай. Так он что изобрёл - химию туда добавлять. Сперва помаленьку,
а там всё больше, и больше, и до того дохимичил, что всю таблицу менделеевскую
туда запустил. Экономия двести процентов, его, понятное дело - в тюрьму. Потом-то
разобрались, что открытие полезное, выпустили, ещё и Шнобелевскую премию дали.
Ей-богу! Теперь он обещается своими сосисками всю землю три раза вокруг экватора
обкрутить. Но не обкручивает, бо там жарко дуже, и они испортиться могут...

Ох, эти бабки у подъезда (Здрасьте!), что-то они обо мне наговорят, когда я
скроюсь в парадном?..

Я поднимаюсь по лестнице. На всех этажах слышны одни и те же голоса. На всех
этажах смотрят "Двенадцатый этаж". Телезрители спрашивают: Почему? Зачем? Кто
дал право? Начальство отдувается: "Разберёмся. Примем меры. Покончим".

Третьеклассник Павлик радостно врывается в гостиную.

- Папа! Мама! Дозвонился!

И, действительно, с телеэкрана министр говорит:

- Только что на студию позвонил товарищ Фесенко...

- Ура! - орёт Павлик.

- ...который абсолютно справедливо ставит вопрос...

- Умница, - шепчет мама.

- ...Винный ларёк напротив школы, где он учится, завтра же будет снесён, а
заврайторготделом наказан самым стр...р...

- Р-р-ремень! - хрипит отец и багровеет, как помидор в его торготделе. - Штаны!
Я ему, сопляку, покажу гласность!..

...Двадцать шестая квартира. Это её хозяева дали объявление: "Срочно меняем...
одну на две... в разных районах"... Разводятся. Господи, сколько их развелось!
У всех свои истории, удивительно разные и удивительно похожие.

                            (Идёт песня)

...Четвёртый этаж. Проскочить бы, да собачий лай останавливает.

- Алё, друг! На минуточку.

Это пёс, запертый в квартире, скребёт дверь.

- Чего тебе?

- Мне б косточку. Жрать охота, помираю.

Я достаю колбасу, проталкиваю ломтик в щель (угощайся!) и слышу жадное чавканье
и сердитое ворчанье:

- Собака - друг человека, да? А продавать друга можно? А запирать на трое суток?
Это как называется? Собачья жизнь. У меня дед на границе служил, трёх 
нарушителей задержал. Тётка всю жизнь в медицинской лаборатории вкалывала, жизнь
науке отдала. Братана фото в журнале видел? Он наркотики на таможне обнаружил.
А я тут уродуюсь, хвостом виляю за огрызок колбасы. Давай ещё. Да лучше б меня
щенком утопили!

- Брось! Живёшь в тепле, с удобствами...

- В конуре не хуже было. А тут - мебель не царапай, штору не жуй, в горшок не 
мочись, там кактус... Удобства! Ночью не вой, знакомую не приведи...

- Я взломаю дверь и выпущу тебя!

- Куда? Чтоб я под трамвай попал, с тремя ногами остался? Или в будку угодил на
мыло? Спасибочки.

- Но ты же жаловался на хозяев.

- Ничего ты не понял! Они же меня любят, я им как дитя. Своих-то нет. И у меня,
по сути, никого.

- Чего ж ты от меня хочешь?!

- А что, уже и поскулить нельзя? Ну, ладно. Колбаса вся? Дай сырок, дай сырок,
дай сырок!

Я поднимаюсь на пятый этаж.

- Добро пожаловать к нам! Пусть самым плохим днём нашей жизни будет этот! Пусть
наши девчата будут прекрасны, как невеста, а парни внимательны к ним, как
жених!

Что за свадьба! Гуляют третий день, и никого милиция не забрала.

А что пьют?! Безалкогольное шампанское "Сюрприз".

А закуска! Килька в томате. Даты изготовления нет ни сверху, ни снизу, ни сбоку.

А гитара откуда? С турбазы? Она ж расстроена совсем. На ней что, снежный человек 
играл?

(Песенка)      ...Спрятал Федя голову в подмышку (бедный)
               Там её комар не достаёт (ой, мама!)
               Лопая в задумчивости пышку (с маком!)
               За отрядом нехотя бредёт (да, да, да!)
               Заела мошка, 
               Ещё немножко -
               Умру от её зубов.
               Не пойду я дальше с вами!
               Комаров кормите сами!
               Убегу назад в Тамбов...

Вот жених. Первый разряд по штанге, стипендия сорок четыре рэ и временная 
прописка.

Невеста - звать Люба, белая фата, на ногах - кеды, папа - колхозник.

Гости - студенты. Народ стойкий. Потому что сесть негде. Сорок человек на
двадцати двух квадратных метрах.

Мебель комбинированная: чемодан на попа - стул; чемодан на попа, сверху 
чемодан поперёк - стол; чемодан на чемодан - шкаф; чемодан к чемодану -
диван-кровать.

А где тамада? Что он делает? Плачет:

- Лёша! Люби Люду, как я её любил, до того, как ты её полюбил. Люба! Люби
Лёшу, как я тебя любил до того, как ты его полюбила! Ребята! Любите друг 
друга, как я вас любил до того, как вы себя полюбили, а я поеду ночевать на
вокзал, потому что в общежитие меня сегодня уже не пустят. Горько!

- Горько! Пусть вам хорошо живётся!

- Пусть у порога того, кто не желает вам добра, днём остановится скорая 
помощь, а ночью пожарная машина.

- Будьте счастливы!

- А что такое счастье?

- Счастье - это когда нет несчастья!

- Тихо! Слово предоставляется отцу невесты!

- "На городi верба рясна,
   Там стояла дiвка красна"...

- Панас Карпович, вас сюда каким ветром?

- Дочку замiж видаю. Стираю грань мiж городом i селом.
  "А ми в парi ходить будем,
   Як любились, так i будем"...

А в пятьдесят шестой вы не бывали? Нет? Ну, квартирка, скажу вам. По метражу - 
Лужники. Мебель югославская, ковёр турецкий, хрусталь богемский. Хозяин -
скромный труженик Внешторга. Вот, кто жить умеет! Костюм ФРГевский, тапочки
гонконгские, часы швейцарские. Жена - красавица. Дублёнка канадская, духи -
французские. На руках - кот ангорский.

- Милый, я отвезу Пупсика к польской педикюрше.

- О'кей.

Он прикуривает гаванскую сигару английской зажигалкой, включает японский 
телевизор, чтобы посмотреть американскую видеокассету... Но тут раздаётся
итальянский звонок...

- Лейтенант Морозов. Вот ордер на арест. Попрошу за мной.

И сразу повеяло чем-то родным, русским, сибирским.

...А во дворе с Пупсиком на руках под проливным дождём его жена, размазывая
тушь с ресниц, моя первая любовь ("Алло! Лена! Как же ты могла!"..)

... Я люблю музыку, вы заметили. Любая музыка прекрасна, конечно, кроме той,
которую наши соседи включают в час ночи.

                      - Качая головой,
                      Смотри и повторяй:
                      Вот это ой-ой-ой!
                      Вот это ай-ай-ай!

- Анна Филипповна?! Нет! И никогда не повторяю. Солидная дама. Доктор наук.
И это "ай-ай-ай?!"

- Представьте себе. Причём, каждую ночь. Можете убедиться.

                     - Качая головой...
                     Вот это ай-яй-яй...
                     Смотри и повторяй...
                     Вот это ой-ой-ой...

- Анна Филипповна?! Нет слов!

- Что ж странного, голубчик? Это любимая запись Толика. А он, вы же знаете
(только вам по секрету) в отряде космонавтов. Вот письмо, где ж оно, сейчас
возьму очки, а где же они... сынуля мой дорогой... Я включаю в той комнате и
слушаю отсюда, вроде он там занимается как прежде. Я: "Как можно учиться под
этот грохот? Кто тебе разрешил тащить в дом эту какофонию?" А он: "Мамочка!
Как ты можешь! Это же сам Кока Щвец. Рок-группа "Дебош". Первое место на
всесоюзном хит-параде в городе Мелитополе!"

                     - Смотри и повторяй,
                     Качая головой:
                     Вот это ай-яй-яй!
                     Вот это ой-ой-ой!..

...А на седьмом этаже, неужели не слыхали? Девчонка вернулась из школы...

- Там у двери подкидыш лежит! Как это? Что это? Выбежали - точно. На пороге в
спальном мешке спит, губками чмокает. На вид - лет 80. Деда подкинули!
Проснулся, плачет. Дали молочка - повеселел. Глаза добрые. Вот дела, да?
Держать сложно, а выбросить - жалко. Отец говорит, вроде он напоминает
фотографию кого-то из наших предков. Мама практичнее: наш- не наш, раз лежит,
надо брать. Вопрос, как использовать? Поставили в угол, а что? Ничего!
Симпатичненько. Ретро в моде, а он вроде канделябра из комиссионки, а чтоб
больше пользы, можно подвесить в качестве барометра - у него к дождю давление
прыгает и кости ломят. А летом на солнышко, на садовый участок, нарядить
соответственно, руки вот таким макаром, и ни одна галка огурца не клюнет.
Опять же в магазине всегда лимоны без очереди, как ветерану. А в смысле
воспитания, так это же прекрасное наглядное пособие. "Кушай кашу, а то 
станешь лысым, как дед!" Получил пятёрку - садись верхом, скачи, кричи "Ура!"
А старик уже не "Ура", а "уа"... Впал в детство. Доктора вызвали, он говорит: 
"Плохо дело". Кому плохо, а кому - шанс. Под него ж площадь дополнительную дадут.
"Фронтовики, наденьте ордена!" И гараж. А что? Положено. "Этот день мы
приближали, как могли". Там и спать будет, возле гаража. И никто пальцем не
тронет! Памятник старины охраняется государством. А кто он мне, кто я ему?
Но почему же каждый раз, как прохожу, вздрогну, оглянусь...

- Кто ты, дед?

- Не узнав? Эх ты, бесамемуча!

- Неужели батя?

- Он самый...

            Беса ме, беса ме мучо!..
            Кварто дуэньос гуардо де тахо пеньяр...

...Тут - беда, там - радость. Малыш произнёс первое слово. Я знаю родителей, оба
были на моём концерте в Чернобыле! Там и познакомились. Как говорится, не 
было бы счастья - несчастье помогло. А сегодня их сынок произнёс первое
слово. Только непонятно: папа, мама или самофинансирование. Зайдите, 
послушайте. Нет, вы подумайте! Одно слово - и столько радости. А тут говоришь,
говоришь, и одни неприятности. Спасибо, я зайду. Ой, он уже уснул! Понятно,
он же впервые в жизни сказал слово. Он просто устал. Ой, ребята, что вы
запоёте, когда он разболтается так, что его не остановишь!..

- Почему у стола четыре ножки, а он не ходит?

- Потому что он неживой.

- А часы живые?

- Нет.

- Почему же они ходят??

- Не знаю.

- А почему у котов такие большие усы?

- У них денег нет сходить в парикмахерскую.

- А как корову наливают молоком?

- А почему чашки не летают?

- Почему дождь идёт только в плохую погоду?

- Не знаю. Не знаю. Не знаю.

- Почему же ты не спрашивал, когда был маленьким. Теперь из-за тебя и я не
буду знать!

- Спи.

- Папа, а земля вертится?

- Да.

- Всё время вертится?

- Да.

- Почему же у неё не закружится голова?

- Спи.
Р. ВИККЕРС

                               МОЙ ПРИНЦИП

Я заведую отделом в НИИ. Институт неплохой, и отдел хороший. С директором
только у нас не ладится. Подаю я ему список на премию - он всех утверждает,
меня вычёркивает. Или распределяют квартиры. Мне не даёт, а какому-то Дубкову
предоставляют в первую очередь. А недавно едет он в машине, видит - я пешком 
иду. Остановись, подвези! Где там! И не оглянулся. Обидно. И дело тут даже не 
во мне лично, а в принципе. В справедливости. Должен сказать, что ради 
справедливости я ничего не пожалею.

Я ему сообщаю о своих обидах, он отмахивается. "У тебя, - говорит, 
односторонний подход к вопросу". Фактически, оставил мои претензии без ответа.
Тогда я решил изложить всё в письменном виде и послать ему. На документы
обязан же он как-то реагировать. Написал, отправил, жду ответа.

Тут вступают непредвиденные обстоятельства. Сперва он заболевает, затем уходит 
в отпуск, а потом переходит на другую ответственную работу.

Директором временно назначают нового человека. Меня. В целом, приятно, только
довольно хлопотно. Выходит, что на мне висит и отдел, и Институт.

Утром прихожу в директорский кабинет, секретарша докладывает:

- Тут два месяца лежит ваше заявление. Что с ним делать?

- Заявления, - говорю я ей, - надо разбирать. И отвечать на них немедленно.

Начинаю я разбирать моё заявление и начинает меня смех разбирать. Нелепые
какие-то претензии, даже на кляузу больше смахивает. Но отвечать надо, ничего
не попишешь, я и пишу:

"Премии получил тот, что их заслужил. А начальник отдела в разработке
премированного проекта пальцем о палец не ударил. За что же ему давать премию?

Квартиру предоставили не какому-то Дубкову, а ценному работнику Дубкову,
специально переехавшему к нам из Москвы.

Что же касается случая с машиной, то директор торопился на совещание в Главк
и не мог задерживаться для доставки подчинённых домой. Начальников отдела
десять, а машина одна".

Мой обстоятельный ответ через час был вручён мне в отделе. Прочитал я его и 
возмутился. Да это же не деловые возражения, а формальная отписка! Тут же
сгоряча я настрочил опровержение.

"Если премии получает тот, кто заслужил, то позволительно спросить: каким
образом в списке оказался директор? Уж если кто-нибудь не ударял пальцем о 
палец в работе над проектом, так это, в первую очередь, он.

...Дубков несомненно великий специалист, но существует ведь очередь на
получение жилплощади. И имеются сотрудники, которые живут в одной квартире
с тёщей. Им бы и давать жильё.

...Никакого совещания в Главке не было. Знаем мы, куда ездит директор!"

Когда секретарша передала мне мою писанину, я задрожал от негодования. Да
как я смею меня учить! А что это за непристойные намёки в адрес дирекции?
Первым желанием было выбросить эту мразь в корзинку, но пришлось взять себя
в руки и дать зарвавшемуся нахалу достойную отповедь в письменном виде.

"Для того, чтобы получить премию, директору незачем ударять пальцем опалец.
Это не входит в его служебные обязанности. Ему думать надо. Он и думал. И за
это премирован.

...Пресловутые сотрудники, "живущие в одной квартире с тёщей", занимают там
метраж, втрое превосходящий нормативы, и должны быть благодарны директору за
то, что он вообще не вычеркнул их из квартсписков.

...Куда бы ни ехал директор, он не обязан подбрасывать домой подчинённых.
Уезжать из института домой в рабочее время сотрудники могут и в трамвае.
Директорская машина существует для других целей, о которых я не обязан перед
вами отчитываться".

Оставить без ответа такое хамство было свыше моих сил. На обрывке бумаги я
написал "ты наглый самодур", и отправил директору.

Этой записки я и читать не стал. На её обороте я написал: "А ты жалкий 
склочник".

Не стерпев оскорбления, я пошёл к председателю месткома и потребовал призвать 
меня к порядку. Потом вызвал его к себе в кабинет и настоял на том, чтобы меня
хорошо пропесочили на месткоме.

На заседание месткома я не явился: боялся, что не сдержусь и наговорю себе 
грубостей, а то и заеду себе в физиономию. От меня всего можно ожидать. Конечно
же собрание ничего толком не решило: часть меня побаивалась, как директора,
а остальные не хотели со мной нянчиться, как с заведующим отделом.

Тогда я приказом по Институту снял себя с должности завотделом за клевету.

Возмущённый этим приказом я написал жалобу в Главк, откуда незамедлительно
поступил сигнал об освобождении меня от временно занимаемой должности директора.

Короче говоря, я своего добился.

Теперь бы, казалось, жить да радоваться. Но нет. Стыдно мне за себя стало.
Стыдно, что я со мной такую склоку затеял. Вот и решил я довести дело до конца 
и разоблачить себя в газете.

Не потому, что я к себе лично что-то имею, а просто из принципа. Ради
справедливости.
Р. ВИККЕРС

                               НА БАЛ КОНИ ХОДЯТ ?

Квартира у меня на третьем этаже. С балконом. Люблю я летом на балкон выйти, 
посидеть, помечтать. В ящиках цветочки распускаются, фасоль стручками к
солнышку тянется. Справа огурчики из-за листочков выглядывают, слева помидоры
краснеют, вроде смущаются. А чего смущаться? Балкончик ухоженный, удобренный,
прополотый. Пройдёшь меж грядок, душа поёт. А ветерок повеет и зашелестит рожь,
зашумит гречка. Оглянешься вокруг - стеной стоит пшеница золотая, и ей конца и 
края не видать. Это плохо, что не видать, потому что на том краю балкона выгон,
там скотина пасётся: коровы колокольчиками звякают, козы траву щиплют, свиньи
щебечут. Они щебечут, а ты не зевай, гляди в оба! Заберутся ненароком в сад,
калину-малину потопчут, груши-яблоки обглодают... У меня ж одних груш-яблок
триста деревьев! Словом, и с фруктами ажур, и с зерновыми порядок, и по 
мясу-молоку, слава богу, не отстаю. Чистой прибыли - миллион. Можно и технику
приобретать. Покупаю трактора, вывожу на балкон комбайны; консервный завод
строю, чтобы сливы зря не гнили; бойню закладываю - скотину бить. Не гонять же
её через всю квартиру, не портить ковёр, в самом деле. Внедряю гидромелиорацию,
тяну с кухни через форточку водопровод. Пошла большая вода - на поля, на луга,
на голову мне льёт. Почему же на голову? Надо кран выключить. А он не 
выключается, заело. А оно льёт... Да, нет! Это не из крана, это из тучи льёт.
Дождик врезал. И откуда он на мою голову взялся?! Засыпал - солнышко светило,
проснулся - гром гремит, балкон трясётся... Надо тикать. Вот беда! Такой сон
спугнул.

А ты что - и взаправду решил, что у меня на балконе такая благодать?! Тю, 
чудной! У меня там всего-то три грядки, две курки и одно порося. И всё. 
А то - так. Мечта...

Так берёшь клубнику или нет? Что? В магазине дешевле? Так там же мелочь зелёная,
а тут домашняя, отборная, балконная. Высший сорт!

                                    НАШИ "ЖАРТЫ"

- А шутки, анекдоты, которых так много в вашей газете, откуда вы их берёте?

- Ну, Украина издавна славится шутками-жартами. Ребёнок ещё в колыбели, а уже
слышит голоса родителей:

- Встань i поколиши дитину!

- Колишi сама. Адже дитина належить нам обом - половина твоя, половина моя.

- Ну, то й колишi свою половину, а моя нехай кричить!

В школе учитель показывает детям аквариум.

- Як ви гадаєте, чому риби мовчать?

- А ви спробуйте сунути голову в воду, то ми подивимось, як ви заговорите!

Юность прекрасна, если не разлучаться с жартами.

- Ти знаєш,- говорит студентка подруге,- здається Сашко в мене закохався.
Вчора вiн цiлу лекцiю не вiдривав вiд мене очей.

- А про що була лекцiя?

- Про крокодилiв.

После свадьбы шутят большей частью соседи.

- Параско, ви чули?

- А що?

- Гапчин Микола привiз таку високу невiстку, ну, як ви, а може ще й вищу.
I таку страшненну... Як ви, а може ще страшнiшу!

Семейная жизнь без жартов былы бы невыносима.

- У мене така ревнива жiнка, як не ховайся - виведе на чисту воду. Помiтить
на пiджацi свiтлу волосинку, одразу: "Знову зустрiчався з тiєю блондинкою!"
А побачить темну волосину: "Був у своєї брюнетки!" А якщо навiть нiякого 
волосся на менi не вiдшукає - все одно достає "Невже з лисою зплутався?"

Но все недоразумения кончаются, когда в доме появляется ребёнок - "немовлятко".
И вот уже новоиспечённый папаша катит по скверику коляску и тихо приговаривает:

- Спокiйно, Васю... Васю, не хвилюйся... Держись, Васьок...

Незнакомая старушка его останавливает:

- Ви б краще взяли дитину на руки, поколихали. Воно ще маленьке, нiчого не 
розумiє, а ви до неї "Васю", та "Васю"...

- Не вчiть мене жити, бабусю! Справа в тому, що Вася - це я!

Зато, какая радость, когда родители обнаруживают, что их ребёнок сделал первый
самостоятельный жарт.

- Послухайте, ваш син кинув у мене каменюку.

- Ну i як, попав?

- На щастя, нi.

- Значить, то був не мiй син.

Н.В. Гоголь писал: "Смеяться добрым и щедрым смехом может только глубокая и
добрая душа".

Именно такая душа у нашего народа.
Р.ВИККЕРС

                              НЕТИПИЧНЫЙ СЛУЧАЙ

В нашей газете есть отдел фельетонов. А фельетонов уже три года там не помещают.
Может, не пишут, а, возможно, не печатают. Сел я как-то, написал фельетон и
принёс в редакцию.

- Прочтите,- говорю,- и, если понравится, напечатайте.

- А про что фельетон?

- Про то самое. В газете отдел есть, а фельетонов нет. Надо отдел закрывать
или фельетоны печатать. А то чепуха какая-то получается.

- Попрошу без обобщений!

- При чём тут обобщения?! Я про вашу именно газету пишу, про конкретный отдел
и про типичное безобразие, которое в нём творится.

- А почему это вы решили, что оно типичное?

- Что?

- Безобразие.

- Ничего я не решал. Я написал, а решает пусть начальство.

- А вы начальству не указывайте!

- А я не указываю. Я ему факт выкладываю: отдел есть, а фельетонов нет.

- Факт, в самом деле, исключительный.

- Возмутительный факт! Бывает же такое!

- Вы опять обобщаете.

- Вовсе я не обобщаю!

- Нет, обобщаете. Я лучше знаю.

- Интересно, почему это вы лучше знаете?

- Потому, что я три года отделом фельетонов заведую.

- И не выпустили ни одного фельетона?

- Не выпустил.

- А зарплату получаете?

- Получаю.

- И вам не стыдно?

- Было бы стыдно, если бы это явление было типичным. А оно нетипичное,
исключительное, отмирающее...

- Насколько я понимаю, вы и моего фельетона не напечатаете.

- А это зависит от того, как вы его написали.

Взял он моё сочинение, читает.

"В газете есть отдел фельетонов, а самих фельетонов три года нет".

- Ну, вот,- говорит.- Так я и знал. Сплошное обобщение.

- А как,- спрашиваю,- надо?

- Очень просто. "В редких случаях в некоторых газетах изредка попадаются
отдельные отделы пока ещё встречающихся фельетонов, а самих пока ещё
встречающихся фельетонов иногда три незначительных года нет". Что дальше?

- Дальше: "Надо отдел закрыть или фельетоны печатать".

- Снова лишнее обобщение. Почему не написать: "Надо в исключительных случаях
немножко закрыть отдельные отделы или печатать к сожалению пока ещё изредка
попадающиеся фельетоны".

Мне в его редакции моё произведение почему-то не понравилось. Противно стало.
Я даже плюнул мысленно.

А вслух сказал:

- Заставь некоторых дураков отдельному богу иной раз молиться, они, к сожалению,
порой, церковь сожгут к иногда ещё попадающейся чёртовой бабушке.
Р.ВИККЕРС

                               НЕВЕДИМКИ ЗА РАБОТОЙ

Хорошая у меня служба. Не бей лежачего. И шеф классный. Сам не суетится и нас
не дёргает. Придёшь к нему:

- Глеб Фомич, закоптел я у вас. Три года пашу и всё за сто рэ.

- Пиши заявление,- говорит.

Я пишу заявление.

- Наложи резолюцию, что завотделом не возражает.

Накладываю.

- Составляй приказ о переводе тебя в старшие с соответствующим повышением 
оклада.

Составляю.

- Отдай машинистке и будь здоров!

Назавтра висит приказ. Золото - не человек. Два года с того дня я его не видел.

И он меня тоже. То ли он на работу не являлся, то ли я, то ли ни он, ни я. Всё
же встретились как-то. Гора с горой, говорят, не сходится, а человек с 
человеком...

- Как живёшь?- интересуется.

- Тускло,- говорю.- Два года старшим. Никакого творческого роста зарплаты.

- А ты что хотел?

Мне бы вашим замом. Чтобы в тесном контакте...

- Пиши,- говорит,- заявление.

Пишу.

- Теперь характеристику на себя сочиняй.

Сочиняю.

- Приказ набросай.

Набрасываю.

- Отдай в машбюро и сгинь.

Ну, а непосредственно с ним работать одно удовольствие. Не давит на мозги, как
некоторые. Сам ничего не делает, и мне ничего не делать не мешает. Видимся по
праздникам, а так всё бегаем. В основном, с работы.

Но встречи всегда деловые. Скажем, я докладываю:

- Глеб Фомич, работы у нас такое количество, что вдвоём, вроде, и делать нечего.

Он удивляется:

- В каком это смысле?

- В прямом. Мне бы на ваше место. Я ведь, в принципе, способный, ну и из вашего 
опыта многое перенял.

Тут бы его сфотографировать, да жаль аппарата я не прихватил. Глаза прозрачные,
голос чистый, на пиджаке сзади бугорки, вроде, крылья пробиваются. Спорить 
готов, кроме как в нашей шараге такого человека не встретишь!

- Пиши,- говорит,- заявление.

- Уже написал. И заявление, и характеристику, и что вы не возражаете.

- А приказ?

- В трёх экземплярах.

Вижу, шеф призадумался.

Я испугался. Раньше, ведь, с ним такого не случалось.

- Что ты, спрашиваю,- Фомич, заскучал?

- Да вот неясно, куда себя теперь определить...

Сердце не камень. Я ведь тоже не сундук.

- А что бы ты хотел?- интересуюсь.

- Хорошо бы вашим,- говорит,- замом...

- Пиши заявление.

Он пишет.

- Теперь характеристику.

Скрипит.

- Пиши, что я за.

Пишет.

- Вывешивай приказ!

С той поры я снова его не видел. Но кассир говорит - жив-здоров и новым 
назначением доволен.
Р. ВИККЕРС

                                НОВЫЙ АТЛАНТ

Вчера у меня голова разболелась. В поликлинике меня направили в рентгенкабинет, 
где два молодых специалиста, повертев мою голову, сделали снимки и через 
полчаса выдали их для предъявления врачу.

Я человек любопытный: прочитал на конверте свою фамилию, вынул находящиеся там 
картинки и ахнул. На них были изображения двух полушарий земли.

Должен признаться, что до этого момента мне казалось, что мозг имеет форму
грецкого ореха. Это были наивные детские представления. Теперь я понял, что
полушария моего мозга ничем не отличаются от земных полушарий - те же 
континенты и государства... Я сопоставил место, где у меня болела голова с
местом на карте. Это была Южная Африка. Вчера там произошли волнения - мой
мозг отозвался на них болью.

Я шёл по коридору поликлиники, словно канатоходец, боясь сорваться и повредить
свою драгоценную ношу. Я не оглядывался на проходивших мимо девушек, чтобы не
расплескать океаны, омывающие берега материков моего мозга. Я снял кепку, чтобы 
не растопить льды на полюсе и подставил лоб под форточку, чтоб охладить экватор.
Я не сопротивлялся, когда меня толкали и не толкался сам. Я не слыхал, о чём
говорили вокруг, я чутко прислушивался к нежному поскрипыванию земной оси, к
приливам и отливам, к едва заметным подземным толчкам. Кое-кто поглядывал на
меня, как на ненормального, но я их прощал - ведь они ещё не знали, что на
моих плечах покоится земной шар, не знали, что я современный титан, Атлант
двадцатого века. Да что там Атлант? Он держал мифический небесный свод, а я 
ношу реальную землю со всеми возвышенностями и низменностями. Когда об этом 
узнают, меня прославят на весь мир, а мою голову будут изучать в Академиях
наук. Меня станут возить по городам и сёлам и миллионы людей будут стремится
заглянуть при помощи какого-нибудь лазера в мои мозги. Может быть, стоит этим
воспользоваться. Конечно, не ради славы, а исключительно в интересах науки...

...Врач посмотрел на содержание конверта и разозлился.

- Вчера фотография Софи Лорен, сегодня географическая карта! Когда, наконец,
эти практиканты перестанут дурачится?!

Когда же ему принесли истинные ренгеноснимки, он, почти не удостоив их 
внимания, отбросил в сторону и посоветовал мне принять перед сном пирамидон.

- А голова у вас абсолютно нормальная,- сказал он.

Я верю в медицину. Я доверяю врачам. Допускаю, что практиканты пошутили надо 
мной. Вечером я принял шесть таблеток пирамидона.

Почему же ночью у меня снова болела голова? И как раз в районе Лаоса и 
Камбоджи?
Р. ВИККЕРС

                              О СВОБОДНОМ ВРЕМЕНИ
                                  (фельетон)

- Скажи мне, что ты делаешь, когда тебе нечего делать, и я скажу тебе, кто ты.

- Один любит отдыхать с женой,

- Другой мечтает отдохнуть от жены,

- Третий изучает иностранные языки,

- Четвёртый собирает заграничные ярлыки,

- Пятый изобретает вечный двигатель,

- Шестой гонит самогон из радиатора парового отопления,

- Седьмой мечтает пораньше лечь спать,

- А восьмой включить проигрыватель на всю мощь и разбудить седьмого...

- Скажи мне, что ты делаешь, когда тебе нечего делать?..

- У нас тысячи картинных галерей, выставок, музеев.

- Чтобы по-настоящему осмотреть ленинградский Эрмитаж нужно три года!

- А если у человека только три часа?

- Мы находимся в зале скульптур. Посмотрите направо - фигура выполнена в
мраморе. Налево - бюст исполнен в бронзе. Сзади - голова в глине... А вы,
товарищ, почему не смотрите?

- Я вчера смотрел. А сегодня у меня шея выполнена в гипсе...

- Вы любите кино? Я очень люблю кино.

- А я - только хорошие фильмы.

- Недавно я смотрел новую картину. Называется "Мне стан твой понравился тонкий".

- Конечно, о любви.

- Нет, о тонкопрокатном стане.

- Интересно, что же там происходит?

- Конструкторское бюро предлагает, министерство поддерживает, дирекция
сомневается, а бригада успешно внедряет.

- И кто герой этого фильма?

- Я. Я один из всего зона досмотрел его до конца.

- Мы ворчим, но любим наше кино, театр, эстраду.

- Девушки собирают фотокарточки любимых артистов.

У одной моей знакомой в коллекции три тысячи артистов.

- Может, и мы с тобой там есть?

- Нет, она только неженатых собирает.

- Чтобы по-настоящему любить театр надо его понимать. Пойдём на "Свадьбу 
Фигаро"?

- Во-первых, он меня не приглашал, а во-вторых, я с ним не знаком.

- Может, сходим на "Лебединое озеро"?

- Это другое дело. Только прихвачу удочки и резиновые сапоги.

- Скажи мне, чем ты увлекаешься, и я скажу кто ты.

- Человек увлекается рыбной ловлей. В конце концов, это его личное дело.

- Ну, что? Клюёт?

- Ещё как! Вчера восемнадцать вот таких щук поймал и двенадцать карпов.

- А вы знаете, кто я такой?

- Не...

- Я - инспектор рыбнадзора. Тут заповедник и удить строго запрещается.

- А вы знаете, кто я?

- Нет.

- Первый брехун в области. Ничего я не поймал, товарищ инспектор - только
вы один и клюнули...

- Вы любите читать?

- У нас самая читающая страна в мире. Самые лучшие библиотеки, самые большие 
тиражи.

- Просто читать люди уже не успевают. Приходится учиться скорочтению.

- Что это такое?

- Ну, ты, например, как читаешь?

- Нормально. Буквы, слова...

- А при помощи скорочтения можно читать сразу строчками, абзацами, целыми
страницами.

- Ну да?!

- Именно так читали Менделеев, Эйнштейн и Лев Толстой.

- Здорово!

- Я сам недавно таким способом за полтора часа прочёл всю "Войну и мир".

- И что же ты понял?

- Что я не Лев Толстой.

- Книги любят все. Марья Ивановна, которая за всю жизнь только до половины 
дочитала "Книгу о вкусной и здоровой пище", подписалась на полное собрание 
писем Чехова,

- Зачем Марье Ивановне письма Антона Павловича?

- Что ты! Держать в своих руках тринадцать томов чужих писем! Себе приятно,
и соседи не ругаются.

- Многим сейчас некогда посидеть за книгой. Телевизор мешает.

- Телевидение за последние годы далеко шагнуло вперёд. Совсем недавно мы 
радовались чёрно-белому изображению. Сегодня сплошь и рядом цветное.

- Какая разница?

- Большая. В триста двадцать рублей.

- А как изминились передачи! Раньше из "Тысячи и одной ночи" делали один 
часовой телефильм.

- Теперь из "Курочки Рябы" делают тысячу и одну серию.

- И, всё-таки, очень много интересных передач. "Следствие ведут знатоки",
"В мире животных", "Очевидное-невероятное".

- Особенным успехом пользуются телевикторины.

- "Вы прослушали песню о любви. Теперь ответьте, как она называется, кто был 
её первым исполнителем, какой поэт написал слова, кто композитор и у кого он
стащил мелодию?.."

- Что будем делать сегодня вечером?

- В нашем Дворце культуры работает несколько клубов по интересам.

- Замечательно проходят вечера клуба "Для тех кому до 20".

- Не менее увлекательные мероприятия проводит клуб "Для тех, кому за 30".

- Но самое интересное - это когда устраиваются совместные вечера, и тот кому
за 30 может встретиться с той, кому до 20...

- "Любви все возрасты покорны"...

- Это стихи, а сейчас вопросы любви прекрасно решает кибернетика...

- Не может быть!

- Женихи и невесты закладывают в электронно-вычислительную машину свои
анкетные данные и она даёт ответ, из кого может получиться идеальная
супружеская пара.

- Не верю.

- Сам читал в газете. Организовали такое бюро три женщины на общественных 
началах.

- Я всё-таки думаю, надо направить туда ОБХСС.

- Зачем?

- Уверен, что лучших женихов они держат под прилавком...

- Ближе всего люди познают друг друга в производственной, так сказать, 
обстановке.

- 23 февраля. Товарищи, женщины! Сдавайте по пять рэ на подарки нашим дорогим 
товарищам мужчинам!

- 8 марта. Товарищи, мужчины! Скинемся по пятёрке на подарки нашим дорогим 
товарищам женщинам. Тем дорогим товарищам женщинам, которые зажали пятёрки
23 февраля, подарка не будет!

- Ничто так не спаивает коллектив, как коллективная выпивка.

- Эдуард Павлович! Ай-ай-ай! В течение недели являетесь на службу в нетрезвом,
извините, состоянии.

- Что поделаешь, товарищ директор. Праздник...

Праздник был в воскресенье. А вы пять дней на работе не просыхаете...

- А если для меня работа - это праздник?!

- Но уж после работы - как говорится, сам бог велел.

- Можно пойти в гости. Можно пригласить гостей.

- Иван Иванович! Анна Петровна! Приходите к нам. Мы вам уже столько раз 
надоедали, а вы нам ещё ни разу!

- Лучше всего собраться в тесном семейном кругу. Я, ты, он, она...

- И кум.

- Два кума.

- Нет, один.

- Какая разница?

- Большая. Один кум - это кум, а два - это уже поллитра.

- Приходите, выпьем.

- Я не пью.

- Не пьют только желудочники и анонимщики.

- Ладно, налейте.

- Час ночи. Братцы, дело - табак! Лифт не работает.

- А где Вася?

- А он уже внизу. Мы его по мусоропроводу спустили.

- Четыре часа утра. Звонок в милицию.

- Приезжайте скорей. Тут жена мужа электропылесосом бьёт. Всех соседей 
разбудили.

- Понятно. Вы сосед?

- Нет, я - муж...

- Безделье, выпивка, хулиганство.

- Эй, лопух, ешь пешку и жми вперёд!

- Товарищ, тут нельзя шуметь...

- Мамаша, не возникай. Я говорю, дуй в дамки.

- Вы мешаете...

- Батя, тебе что - зубам тесно? Так могу расставить.

- Освободите помещение! Тут проходит республиканский турнир по шахматам...

- Тьфу ты! А я думал по шашкам.

- ...Но если государство будет делать всё, чтобы мы культурно отдыхали, а мы
сами портить друг другу жизнь...

- Встать, суд идёт!

- Говорит прокурор.

- Я обвиняю подсудимых в том, что они ежедневно сознательно убивали свободное 
время. Я считаю это тяжким преступлением против себя, своих родных и близких,
против всего нашего общества. Я требую высшей меры наказания...

- Слово имеет защитник.

- Посмотрите на них, товарищи судьи! Ведь они находятся в переломном возрасте. 
А это такой возраст, когда человек может первому встречному руки-ноги
переломать...

- Подсудимые, что вы скажете в своё оправдание?

- "Дело было вечером,
   Делать было нечего".

- Древний мудрец сказал: "Человек за жизнь должен построить дом, убить змею
и посадить дерево".

- Всё ли мы успели сделать? Давайте спешить, пока у нас ещё есть свободное время!

Оловянные солдатики - весёлая игра,
Амуниция в порядке, на мундирах мишура.
Марширует по дорожке оловянная братва,
Лишь последнему на ножку не хватило олова.

Взвод шагает строем бравым.
Левой - правой, левой - правой.
Подтянись, не отставай!
Ну, а этот, вот упрямый,
Только правой, только правой
Умудряется шагать.
Ать-ать-ать-ать...

А бумажная принцесса, симпатичная на вид,
На упрямца с интересом с подоконника глядит.
До того она вся славная - сплошные кружева,
Что от счастья оловянная кружится голова.

Взвод шагает строем бравым.
Левой-правой, левой-правой
Спать в коробку под кровать,
Ну, а он один остался,
О принцессе размечтался.
Вот бы с нею поплясать!
Ать-ать-ать-ать...

Но влюблённому бедняге, постоянно не везло,
Распахнул окно сквозняк и балерину унесло.
Он за нею храбро ринулся, споткнулся на пути,
Зашатался, опрокинулся и в печку угодил.

Утром снова строем бравым,
Левой-правой, левой-правой,
Взвод отправился шагать.
Ну, а в печке, ну, а в печке
Оловянное сердечко
Всё не хочет остывать,
Ать-ать-ать-ать...

(Актёр набирает номер телефона-автомата)

Голосом А.Райкина: Алё! Лена? Здрасьте, это я. Как не помните? Мы же только
вчера познакомились. Я вам ещё понравился. Вы сказали, что такого нахала в
жизни не встречали. Такого, как я... Чесс ссо... Вы в милицию звонить хотели,
но двушки не нашли. А пятак не пролазил. Не правда. Вы мне сразу понравились.
Ей бо... Ещё когда хотели дать по физиономии. Сильное впечатление произвели.
Мне всё понравилось: и глаза, и уши, и руки, и ноги, и так, и далее. Голос
тоже приятный, когда вы сказали "катись отсюда". А у меня не свой голос, я 
его у Райкина взял. Да. В рассрочку. А таланта он не дал, говорит, самому
нужен. А Ваш номер телефона я по квартире узнал, а квартиру по фамилии, а
фамилию у бабульки, которая у подъезда сидела и ела бутыльброд. Как зачем
звоню? Вы же сами хотели, меня больше не видели. Я и звоню, чтоб они не
видели, так мне кажется. А что вы делаете? Я понимаю, что занимаетесь, а чем?
Учитесь? "Цвай унд цванциг фюр унд зибцих", что означает "ученье - свет, но
неучёных тьма". А я уже всё выучил. Кроме смеха. Смех бывает идейный,
безыдейный, оптимистический, пессимистический, нужный, ненужный, наш, не наш,
иронический, саркастический, злопыхательский, утробный, злобный и от щекотки.
Смех выражается следующими звуками: ха-ха-ха, хе-хе-хе, хи-хи-хи и... вот
именно, и гы-гы-гы!.. А вечером что собираетесь делать? Ничего? И я ничего.
Общий язык! Я предлагаю кино. Какой фильм? Всё равно. Лишь бы были стенарий,
пилёнка и артист Пилипов... А может побывать в музее. В греческом зале, в
греческом зале... Или двинуть в зоопарк. Там слон, видали, он же как 
дирижабель. Это ж сколько ему жратвы надо. Вот куда народное добро идёт! А
можем вообще никуда не ходить. Личный покой превыше всего. Просто посидеть,
помечтать. Вы любите мечтать? Можно всем вместе, можно на троих, всего вдвоём.

(Поёт):

Ты постой, погоди,
На меня ты погляди,
Обрати своё вниманье
На пожар моей души...

Значит, сегодня нет. А завтра я не смогу. У меня ж экзамен. Ой-ой-ой! Что
буить, что буить! Как куда? В театральный. А вы думали, я просто так дурачусь?
Я же готовлюсь, репетирую, выламываюсь, выдрючиваюсь, выпендриваюсь, что ещё,
я не знаю. А примут нет, не знаю. Промблема, кроксворд, рекбус.

(Перекладывает трубку в другую руку, меняя голос):

- Ни пуха, ни пера.

Голосом Райкина: К чёрту! Если поступлю, то только благодаря вам, вас, вам...
А можно на ты?

- Конечно, можно.

Голосом Райкина:

Ты ласточка моя,
Ты зорька ясная,
Ты, в общем, самая
Огнеопасная...

(Снова набирает номер).

Голосом Этуша: Алло, Лена. Я говорю. Дела просто замечательные. Я провалился.
Всё в порядке. С треском. Там десять человек на одно место. Как в автобусе.
Комиссия прекрасная. Топят, парят, гоняют.. Совсем, как в бане. Только воды
нет. Председатель хороший, только вёл себя странно. Всё время вопросы задавал.
Стыдно. Не знаешь - учись. Зачем приставать к людям. Я хорошо выступил.
Только, когда стихи читал, все крестились. Верующие люди попались. "Господи,
господи, - бормочут, - когда это кончится?" Какая-то семинария, слушай. Читаю
обрывок прозы. Я их по-человечески спрашиваю: "Знаете ли вы украинскую ночь?"- 
хором отвечают: "Знаем лучше тебя. Давай басню!" Как давать, если я от 
волнения всё перепутал? У меня получилось, что повар-грамотей кота Ваську
скушал, залез на дерево, держит во рту сыр, просит ворону: "Голубушка, покушай
тарелочку! Что за уха, послушай, да как жирна! Какие бабочки, букашки, 
козявки, мушки, таракашки, какие пёрышки, какой носок..." Председатель 
спрашивает: "Какой носок?" Я говорю: "Безразмерный". Они ко мне пристали: "Читай
с выражением". "Зачем выражения? Смотри сколько женщин сидит! Что я хулиган?"
Меня не слушают, ведут к большому, чёрному, с белыми зубами, на трёх ногах,
правильно, фортепьяно называется. Заявляют официально: "У тебя нет слуха". 
"Зачем мне слух? Слух зрителям, чтоб слушать, нужен. Я в артисты хочу - мне
звук нужен". "Тогда, говорят, пой". "Я не могу". "Что, спрашивают, забыл слова?"
"Нет, слова помню, я мотив забыл". Форменное издевательство. Заставляют танцевать. 
Как-будто я какой-нибудь Щелкунчик! Что за праздник такой, слушай? Ты меня прими, 
тогда я лягушку проглочу! Они отвечают: "Хоть крокодила глотай - не примем". 
"Почему?!" "Нам тебя жалко. У артистов очень опасная работа. Театр большой, людей 
мало, в зале темно, милиции нет. Что угодно случиться может. Недавно Дездемона 
узнала, что Отелло на неё анонимку написал, так она его задушила прямо на сцене. 
Другой факт. Ленский у Онегина сто восемнадцать рублей занял и три года не отдаёт. 
Так Онегин его застрелил по системе Станиславского на самом деле. Публика хлопает,
тот лежит мёртвый, говорит "погиб поэт". Получается, большой риск для жизни.
Поэтому мы исключительно собственных детей принимаем, чужих бережём. Не имеем
морального права рисковать".

Вот такая хорошая комиссия оказалась. И жизнь мне спасла, и документы вернула. 
Я обрадовался, но петь-плясать от радости всё же не стал. Вдруг передумают и
примут. Зачем мне жизнью рисковать?

(Снова берёт трубку в другую руку)

- Гарик, ты прелесть! Это ж надо, провалиться на экзаменах и так острить. Я
тобой горжусь. Когда мы встретимся? Ну, ты позвони. Я буду ждать. Целую.

(Он снова набирает номер)

Голос Луи де Фюнеса (вернее, артиста Кеннигсона, озвучившего французского
комика на русский): Хэлло! Это Эллен? Я ужасно расстроен. Что случилось? Она
ещё спрашивает. Этот ваш наглый телефон! Я набираю номер, а он не отвечает.
Нет, он исправен. И чувствует себя превосходно. Он здоров, как бык, ни 
насморка, ни температуры. Он просто не желает со мной разговаривать. Я прошу
его сделать дз-з-з, а эта бестолочь, этот пластмассовый мерзавец отвечает мне:
пи-пи-пи-пи... Что это за ответ? На каком языке? Это во-первых. Во-вторых,
вы назначили мне рандеву, а сами не явились. И я три часа стоял как круглый
идиот... Нет, я лучше знаю! Как круглый идиот с букетом цветов, под проливным
ливнем. Как это не было? Значит, это лились мои слёзы. Надо мной потешался 
весь Париж! Посмотрите, говорили они, на этого мокрого дон-Жуана с веником, 
на это огородное пугало, на этот памятник рогоносцу. Мальчишки писали на мне
"Динамо-чемпион", а женщины подводили к моему постаменту своих пуделей и
дворняжек, а те задирали ножки и (плачет) как ваш телефон (рыдает) 
пи-пи-пи-пи... Как это, зачем я стоял? Чтобы дождаться и увидеть вас с 
молодым человеком, если можно назвать человеком этого верзилу, эту Эйфелеву
башню в джинсах. Я не хочу сказать о нём ничего дурного, но он кретин, дебил,
ничтожество и мелкий жулик, несмотря на свой рост. У него же совершенно нет
мозгов. Вместо них бицепсы. Тут все. А тут ничего. Пусто, как в пустыне
Сахара. Ау! Мысли! Где вы? Ни одной. Одни верблюды. И темно, как в джунглях.
Вечный мрак. Не видно ни одной извилины. Даже в подзорную трубу. И с 
прожектором. Какой аспирант? Это он говорит. И вы ему поверили? Он же не 
может связать трёх слов. У него нечем. Нет верёвки, и они всё время падают.
То одно, то другое. Он их поднимает, и в этот момент падает третье. Он клоун. 
Вы говорите, он занимается радиоэлектроникой? Теперь я понимаю, почему мы так 
отстаём в этой области. Конечно, если такие типы ею занимаются. Впрочем, он 
мне безразличен. Но вы? Как вы могли целоваться с ним в моём присутствии? Я 
стоял за столбом. И видел всё собственными ушами. И не надо меня уговаривать. 
Я решил, и я уничтожу его. Спущу штанишки и оттаскаю за уши. Ах, он боксёр? 
Великолепно! Я нокаутирую его в первом раунде. 
Раз-два-три-четыре-пять-восемь... Нокаут. 
И он будет ходить со свёрнутой челюстью, подбитым глазом и на костылях. Вот 
так. Мешье прошьтите меня, я не жнал... Но я раздавлю его как букашку. А
крылышки выдерну и сдую, и вы его не увидите даже в электронный микроскоп.
И не соберёте при помощи радио. Этого авантюриста, пигмея. Вытянутого 
лилипута! Всё. Это в-третьих!

- Гарик, остановись. Спасибо за представление. Ты фантазёр и болтун. Я 
встретилась со старым знакомым. Успокойся, у нас с ним ничего нет. А люблю я
только тебя. И никого мне не надо. Понял, дурачок?

- Повторите это слово! Я, действительно, осёл. Как я мог заподозрить?.. Как
я посмел? Ваш телефон был абсолютно прав, когда не хотел со мной 
разговаривать! Я прошу у него прощения - он самый симпатичный из всех 
телефонов. А боксёру скажите, что я погорячился. Что у меня просто не хватает
электронов. Он прекрасный аспирант, и мы пригласим его на нашу свадьбу. Он
будет петь марш Мендельсона. Трам-там-та-там-та... Он заменит оркестр. А я 
буду им дирижировать. Та-та-та...
                 
(Вешает трубку. И снова набирает номер).

Голосом П.Алейникова: Привет! Это я. Как насчёт того, чтоб прошвырнуться
по городу, мозги проветрить, пивка, может, выпить, а? Тут компашка 
собралась что надо. Не, я не поддавал, я этого не уважаю. Просто настроение
погулять. Так что, старуха, выйдешь-нет?

- Лены нет дома. Это говорит её мать. Вам не следует больше встречаться,
Гарик.

Голосом Э.Гарина: Простите, как это нет дома? Как это не встречаться? Какое
вы имеете право решать за неё. Я не Спиноза какой-нибудь, чтоб терпеть. Я
человек положительный и издеваться над собой не позволю!

- Перестаньте дурачиться, наконец. Вам нельзя быть вместе. Это и моё, и
Лены мнение. Так будет лучше, и не надо обижаться...

Голосом В.Андреева: Да что вы мне, мамаша, извиняюсь, очки втираете! Да я
будку разнесу, если на то пошло. Если вы по-человечески не поимаете! Вы
мне по-русски скажите. По правде.

- Мужа переводят в обком, и он тоже котегорически против. Лена встречается
с симпатичным юношей. Он кончает факультет международных отношений. Если
она вам дорога, не стойте у неё на пути. Вам надо учиться, встать на ноги.
Судите сами, кто вы сейчас? Артист погорелого театра. Извините.

Голосом Е.Леонова: Погодите, не пойму. Тёхтель-мохтель, куда вы клоните. Я
человек простой. Я человек простой. Нельзя так, вроде бы. Выходит побоку и
дружба, и любовь, это самое. Взяли - выдернули. Вроде я не человек, а 
редиска какая. Да вы трубку-то не вешайте. Вы всё-же Лену позвали бы. 
Зачем же вы повесили? Эх ё-моё! Ну, люди!

(Длинные гудки из трубки. Пауза)

Песня:

Утром снова строем бравым,
Левой-правой, левой-правой,
Взвод отправился шагать.
Ну, а в печке, ну, а в печке
Оловянное сердечко
Всё не хочет остывать.
Ать-ать-ать-ать...


-... Я что хочу сказать. Если по закону я тебе, а ты мне, конечно, с умом и 
чтобы взять надо иметь, что положить, когда прижмёт, для спокойствия жизни.

Тут из газеты нету? Тогда я могу раскрыть смысл, чтоб из меня ваньку не 
валяли, потому что такой случай раз в жизнь, когда человек на такой высоте.
Я понятно, говорю? В общем понятии? Нет? Потому что я написал письмо в
письменном виде, чтобы, кто надо, поймёт правильное положение веществ.
(Достаёт из заднего кармана брюк помятый конверт). Значит, адрес кому, куда.
Только тихо.
"Москва. Кремль. Министру связей, лично."
(Достаёт листок, надевает очки, читает)

"Здравствуй, Вася. Пишет до тебя Фёдор Груздь с приветом и поздравляет тебя,
когда узнал чуть не упал с табуретки, что ты назначен министром связей вчера
по телевизору всей нашей необъятной родине, так как без связей в настоящий
период ни сесть, ни встать, если сидишь.

Я очень довольный, что ты, Вася, добился до своей мечты, когда я в своей
биографии, успешно закончив кочегарные курсы, работал завгаром на должности
проводника поездов дальнего следования, а в данный момент женился второй раз
на двенадцать год младше, которая даёт прикурить с двумя детьми от её первого
брака, который мне как родные под городом Горьким на моей шее.

В общем, у меня всё, как надо, за исключением в беседе с экспедитором выбило
четыре зуба и все передние, но поставили железные и дочка называет 
металлистом. Поэтому, Вася, обратись к министру полезных ископаемых, чтоб
сообразил насчёт золота думаю больше килограмма не понадобится, чтоб не 
стыдно было раскрыть рот людям в глаза.

Кланяется тебе жена Клавдия, у ней никаких просьб, только просьба сумку
хозяйственную с Валерием Леонтьевым спереди и Аллой Пугачёвой сзади, не 
дороже трёх рублей. Придётся тебе звякнуть от её имени до Министра лёгкой
промышленности, которые делают в Грузии штук пятьдесят и, чтоб не гонять
порожняком, можно с мандаринами.

С тёщей, я считаю, мне повезло, но нудится дома, симулирует ничего не делать
и желает лечиться в санатории, чтоб найти себе мужика. Попроси по этому 
вопросу Министра Здравоохранения насчёт путёвки, желательно в Ялту, а она
пришлёт ему свои болезни на 1988 год.

Мой племяш Илья служит под Мурманском в хозвзводе, но далеко от Кагарлыка, 
где в его родной сеструхи свой дом. Свяжись с Министром вооружённых сил, чтоб
перевести его до неё поближе, а если это сложно, так чтоб перебросил его
дивизию под Кагарлык, или послал их всех в одно место.

Насчёт зятя Аркадия так мы сейчас живём мирно, но надо решить его вопрос по
торговой линии, за что он неправильно осуждён вроде бы добавлял в сметану 
воду. (В то же время ты Валентин прекрасно понимаешь, что в сметану никто 
воду не подмешивает, а как раз кефир) и заяви прокурору навести порядок и
снять с него судимость, а министру торговли, чтоб вернул на точку, потому
что ему будет надо имущество, которое конфисковано, из-за чего жена согласная
с ним жить только в разведённом виде.

Пока я это пишу, вдруг заходит Марьяна от первого брака и переходит в десятый
класс, для чего ей позарез нужны техасы с лейблом, которых не завезли в
раймаг. Поэтому, я думаю, чтобы, ты попросил самого, чтоб намекнул Рейгану,
чтоб привёз, когда будет к нам ехать только не специально, а если к слову.
Посылаю тебе её фотку и пятьдесят шестой размер, а длину можно убрать, в
качестве сувенира, если у него есть лишние.

В заключение если надумаешь, можешь приехать до нас в гости с жинкой на июль 
месяц и детьми. Я тогда не буду сдавать сарай квартирантам, отдохнёшь в саду,
я его особачил тремя овчарками, порыбачим на пруде, покалякаем про жизнь,
покажу тебе нутрий, которыми я увлекаюсь разводить на продажу шапок, только 
больше сорока в год не дают и прошу тебя по этой проблеме, я считаю, 
обратиться к министру нутрених дел.

Ещё можешь поздравить, Вася, что недавно вырезал дудку для внука, который
народился пять килограмов, чтоб играл на ней и слыхал про конкурс 
Чайковского в Москве по музыке и хорошо, чтоб хлопец принял участие, если
конечно приличная премия, так не сочти за труд, позвони Чайковскому, нехай
Петро это дело устроит.

Пока кратенько всё. Другим разом напишу подробнее и уже тогда что-нибудь
попрошу сделать по дружбе для себя лично. Привет от всех Груздей. Жду ответа,
как Кобзон букета.
Р. ВИККЕРС

                              ПРЕСТУПЛЕНИЕ БЕЗ НАКАЗАНИЯ

- Кому нравятся апельсины, кому с-под них ящики. Один
бежит до кина на "Балладу про солдата", другой может цельный
день танцевать квиста.

А я беру две поллитры и сижу на мачте. Играют наши с ихними.
Счёт ноль-ноль в ихнюю пользу.

Начинается вторая поллитра - и наши, и ихние не туды бежат,
переплутали парадные. Поднимаю шум.

Мне говорят: "Закрой рот, бо простудишь зубы!"

Отвечаю:
- Возьми нож, зарежься! Я ж вижу точно, все обратно бежат.

Они бежат не туда, я жму туды. Перелезаю забор, нападаю
на ихню защиту. Наношу вратарю трамву стеклотарой по голове.

Судья на меня свистнул в свистелку - я его свистнул в ухо.
Его несут на скамью для запасных, меня на скамью для 
подсудимых.

Идёт суд. Нападающий меня топит. Защитники ничего не можут 
сделать. Судья даёт гол. Страшный удар!

Меня уводят за ворота на штрафную площадку. Болельщики
плачут и рыдают. Статья 18-б за хулиганство.

Сижу год. Нашо оно мне надо? Беру мозги в руки,
"завязываю", перевоспитываюсь, качусь по наклонной
плоскости вверх. Выхожу с тюрьмы другим человеком,
чтоб меня украли!

Теперь слушай сюда! Начал я новую жизнь, всё чин-чинарём.
Оформился на завод. Называется "Богатырь", выпускает
погремушки для яслей. Ставят меня на засыпку гороха до
тех погремушек.

Сыплю сто процентов - меня премируют, сыплю двести меня
вешают на доску, сыплю триста - меня вызывают и ставят
клизму.

Спрашиваю: за шо? Мне говорят: "Из-за твоих процентов
всему цеху занижают расценки, режут зарплату." "Шо
делать?" "Сиди плюй в потолок!"

Сижу плюю. Кончается год - плана нема. Гороху не хватает.
Мне говорят: "Бежи до складов, выколупай горох с готовых
погремушек и засыпай у неготовые. Пока допрут, мы 
прогрессивку отхватим!"

Беру мозги в руки - шо ж это выходит? (Статья 316-д
Уголовного кодекса.) Обман государства и соучастие в 
преступлении. Нашо мне это надо?

Поднимаю шум. Мне вручают ордер на хату. Это как
называется? Взятка! (Статья 69-б того ж кодекса!
Не, я молчу!)

Квартирка - люкс! Розеточки, завесочки, краники - будь
здоров, не кашляй! Крышки с унитаза нема! Поднимаю шум.
Мне заявляют: "Гони десятку - будет крышка!"

Беру мозги в руки - это ж кража казённого имущества.
(Статья 131-в.) Шо делать? Бежу на толчок, загоняю
пиджак, даю десятку.

Унитаз в порядке, в хате потоп. Поднимаю шум. Мне
говорят: "У тебя вентиль с батареи выдратый!" "Шо
делать?" "Гони десятку - будет вентиль. Нема десятки
- не будет вентиль, будет гибель Помпеи".
                                       
Жинка бежит на толчок, продаёт с меня трусы, бо я
вже голый! Статья 164 - грабёж средь бела дня!
(Не, я молчу!)

В обед завалююсь в кафе. Заказую кофе с молоком, мне
дають водку с коньяком. Я говорю - завязал! С меня
смеются.

Жду час, жду другой - кофе нема, греется. Оно греется - 
с меня пар идёт, бо я кипю, как чайник! Поднимаю шум.

Мне говорят: "Шо тебе надо?" "Кофе!" "Ты шо - желудочник?
Пей водку!" "Не буду!"

Выходят два официанта - один, как троллейбус, другой,
как автобус, берут меня с обоих боков; повар спереду 
ножом махает, а буфетчица (от такая будка!) тащит
перцовку:

- Пей, бо в нас через тебя плану не будет!

Беру мозги в руки, бо жалобной книги не дают. Статья
24-а - нападение с холодным оружием с применением алкоголя!
Караул!

Теперь, слушай сюда! Кто я был? Хулиган! А мастер с завода,
прораб со стройки, заведующий с кафе - это ж интеллигенты!

Я шо получил? Год! А они по свободе ходят! И никто их не
судит!

Я шо говорю? Нехай государство за это дело сильней берётся, 
бо если они завяжут, то честному человеку, какой я сийчас 
есть, дыхать нельзя будет!

В крайнем разе - я допомочь могу - дать в ухо или врезать
кому скажут в лоб! У меня всё. Извините за компанию!
Р. ВИККЕРС

                               П Р О В И Н И Л
                                  (монолог)

Жена моя в химчистке работает, по сознательности у неё, как у квочки. Вчера
заявляет, что Васька с третьего подъезда своей сердце принёс в кошельке и
полную авоську мозгов. Телячьих. Вот это муж!

Меня злость разбирает. Он же на мясокомбинате сторожем, Васька! А если я 
слесарь на рембазе, что ж мне бульдозер домой тащить? Так по лестнице неудобно,
а в лифт он не влезет!

Шутки шутками, а тут надвигается международный праздник восьмое марта. И как 
раз на склад дефицитный клей завезли - провинил называется. Что, думаю, если я
ей этого провинила чекушку свистну в виде подарка? Государство не обеднеет, а я
ей каблук на сапоге прихвачу. Его гвоздь не берёт, а клей схватит. Он автобус
с тролейбусом сцепить может, так что зубами не отдерёшь, что ему каблук!

Выписываю, значит, себе клей, заливаю его в пакет из под молока, кладу в куртку
во внутренний боковой карман и чекушку на проходную. Вахтёрша смотрит на меня с
интересом. Особенно на грудь, где у меня от пакета выпуклость образовалась.

- Что это, говорит, с мужиками творится? Мало того, что патлы до плечей 
распускают, так ещё и бюсты носить стали. Я ей объясняю, что в бюсте у меня
молоко. Не допил в обед и несу домой, чтоб не скисло.

- Покажи!

Пришлось пакет вынуть и для наглядности даже отхлебнуть глоток. Это, конечно,
была большая моя ошибка, потому что, хотя она меня выпустила, но во рту у меня 
начался технологический процесс. Зубы сцепило и язык к нёбу потянуло со
страшной силой.

Захожу в трамвай, народу полно, меня со всех сторон зажимают, а я даже не
замечаю, так занят своими внутренними переживаниями. Губы помертвели, язык 
задубел, в горле першит. Конечно, если бы долото было под рукой или, скажем,
зубило, я бы этим делом запросто справился, а гвоздём не так аккуратно вышло.
Язык, вроде, отлип, а гвоздь к зубу прихватило.

Тут входит контроль, а я ж необилеченный. Она на меня смотрит - я холодею. Нет,
не с испуга, а от провинила, который в придавленном состоянии медленно 
просачивается из кармана в область грудной клетки, а оттуда по майке в нижний 
район.

- Ваш билетик!

Я ему хочу объяснить ситуацию, но из-за вязкости во рту, кроме 
"тыр-пыр-растопыр" у меня ничего не выходит. Засунул руку в карман, штраф 
уплатить - туда влез, обратно рука не выходит - загрузла в клею.

Контролёр требует, я дёргаюсь, пассажиры выступают:

- Что же вы, говорят, не видите у человека припадок.

Он тогда останавливает трамвай и заявляет:

- Товарищ припадочный, сойдите с вагона!

Говорить, конечно, легко, а как я сойду, если провинил уже успел проникнуть до 
носков и прихватил меня к полу. И довольно крепко.

- Я говорю, могу сойти только вместе с трамваем.

Появляется милиционер.

- А-ну, дыхни.

Я дыхнул - его зашатало.

- Это, говорит, товарищи, не алкоголь, а ацетон, я точно знаю.

Вынул он меня из трамвая (подошвы, правда, там остались), посадил на такси.
Хороший такой милиционер попался, адрес мой на прощанье записал, обещал зайти.
За штрафом.

Ну, в такси ехать - другое дело. Рука в кармане уже не дёргается, приварило 
намертво. Носки задубели так, что вполне подмётки заменяют. Словом, сижу
прочно - брюки к сидению прилипли. На повороте, правда, машину тряхнуло и
штаны частично отодрались.

Но тут новая беда - меня к шофёру сильно подбросило и чувствую, что я к нему
боком прилепливаюсь. А шофёр, я не сказал, оказался женщиной. Она не довольна.

- У меня, говорит, на такой случай гаечный ключ имеется крупного диаметра.

Я её, конечно, успокоил, объяснил насчёт провинила.

- А мы его сейчас бензином растворим,- говорит она.

Литра два вылила - не помогает. Только запах изменился. Не зря, видно, на
провиниле знак качества.

- Едемте, прошу, домой, а то машину шинами к асфальту прихватит.

У подъезда, как положено, старушки сидят, соседям косточки перемывают. Тут мы
с шофёршей в плотно склеенном состоянии появляемся.

Они, конечно, высказываются:

- Что ж это ты, говорят, Петро, себе думаешь? Раз восьмое марта - значит, с
чужими бабами в обнимку гулять можно?!

Я им объясняю, что это не баба, а посторонняя женщина, и я её, вообще, в первый
раз вижу.

Они не унимаются.

- Первый раз видит, а уже домой тащит!

И младенцам головы отворачивают, чтоб примера не брали.

Мы быстрей в лифт, а там лейтенант с конфетами и малыш на трёхколёсном 
велосипеде. Пока разобрались, кому на какой этаж, они к нам прилепились. Вроде,
мухи на липучку.

Стоим перед дверью дружным коллективом с конфетами и велосипедом. Ребёнок
плачет.

Я прошу:

- Товарищи, у кого палец свободный, нажмите, пожалуйста, на звонок, а то я уже 
весь, как статуя.

Дверь жена отворяет и, понятно, сперва хохочет, потом охает, а потом с размаху
приклеивается своей правой рукой к моей левой щеке.

Военный вызвает скорую помощь.

Врач заявляет: без хирургического вмешательства не обойтись.

- Это же,- говорит,- уникальный случай в медицине. Я про него диссертацию 
напишу.

Первым, конечно, ребёнка отцепили - его же мамаша ждёт, волнуется. Велосипед
ему дали, правда, двухколёсный - третье при мне осталось. Жена немного
успокоилась. С конфетами долго возились - по одной отколупывали. А вот военного
с шофёршой разединить не удалось. Я так думаю, они сами разлепляться не 
захотели. Потому что через неделю расписались.

Куртка моя, конечно, накрылась. И брюки тоже. А майку я месяц электробритвой
сдирал. А носки - опасной с мылом.

Что же самое в этой истории обидное, так это то, что провинил каблук Надькин 
не взял. Выдохся, наверное, по дороге.

А Ваську с мясокомбината, между прочим, посадили. И жена его ему передач не 
носит. Спрашивается, стоило ради такой змеюки у государства печёнку воровать?
Р. ВИККЕРС

                                  СЕНЬКА - ЯПОНЧИК

- Здравствуйте, пожалуйста! Меня зовут Ногами Накомара, я представитель 
японской компании "Такайя-Сякайя". Наша фирма продаёт электронику. Видите
часики? Не видите? Очень хорошо, значит такие маленькие. Однако показывают
минутки, считают денежки, играют песенку Софии Ротару. Вечером "Луна, луна",
утром "Цветы, цветы".

В Советском Союзе мне очень нравится. Перестройка, гласность, здравствуйте,
пожалуйста. Очень хорошо.
На улице холодно, зашёл в сауну. Очень жарко, все в пальто. 
Оказалось - гастроном. Три продавщицы, пять очередей, иди в какую хочешь,
полная демократия. В одной макароны выбросили. Если выбросили - зачем кушать?
А если кушать - зачем выбрасывать? Другая очередь - куру дают. Если дают,
почему за денежки? А если за денежки - почему такая синяя? Третья очередь.
Два часа стоял - сахар не дали. Обиделись, что пришёл без приглашения.
"Я - представитель компании "Такайя-Сакайя". 

- У вас своя компания, у нас своя компания.

- Я из Японии.

Тут весь магазин рассердился: 

- Своим не хватает, а тут ещё из Японии едут! Мы же к вам за сосисками не ездим!

Очень не куросиво.

Вернулся в гостиницу, всю ночь не спал. Касироцуки снилась, как она кричит:
- Мозги не выбивать!

Утром пришёл в торготдел. 
- Здравствуйте, пожалуйста! Наша компания предлагает электронный приборчик, 
который за одни сутки отоваривает сто тысяч японцев.
Директор говорит: - Очень хорошо. Только, где нам взять столько японцев?

Я говорю: - Покупатели ваши, электроника наша. Приборчик называется не "Сони", 
не "Сани", а "Сеня". Видите часики? Не видите? А компьютер ещё меньше. Зато 
соображает, как министерство торговли. Берите без денежек, как рекламу. 
Понравится - продадим.

Директор обрадовался, говорит: - Спасибо, давайте вашего "Сеню"! Назавтра 
самолётом доставили прибор. Весь город пришёл в гастронома посмотреть. Очень
интересно. Электроника работает без перекуров. Продавщицы за решёточкой 
заворачивают продукты в целлофанчик, касирацуки пишет на пакетиках цену, 
покупатели ходят, выбирают, чего хочется. Кому риса - бери риса, кому 
сахар - бери сикока нада, кому мимо - слушай музыку, пей сок томата, кусай
кукурузные палочки. Без очередей: никто не лезет, потому что нет очереди, 
из-под прилавка ничего не тянут, потому что прилавка нет.

Сеня обслуживает всех, как Героев Труда, говорит: 

- Спасибо за покупочку, захотите заходите. Бабуся, вернись, возьми сдачу. 
Мальчик, не прячь в карман эскимо - оно там растает.

День поработал - карасо, другой - очень карасо, третий - карасо, но не очень;
вызывают в самурайторготдел.

- Здравствуйте, пожалуйста!

- Что у вас за безобразия?

- Какие такие безобразия? Покупатели довольны.

- А продавцы обижаются. Усушки, утруски нет, заведующая три дня живёт на одну 
зарплату. По этой причине муж её бросил, ушёл к заведующей другого магазина. 
Выходит, ваш Сенька ей семью разбил. Техника безопасности хромает. Продавщица 
хотела нечаянно положить дрожжи в чемоданчик. Её током так ударило - до сих пор 
руки дрожат. Санинспектор Тамара-сан сердится: раньше приходила грустной, 
уходила с песенкой. Теперь приходит грустная, уходит злая, потому что сумка 
пустая.

Грузчики-рикши пишут в газету, что "Сенька-япончик" шпион и передаёт секретные 
данные о химическом составе варёной колбасы и о расположении овощных баз всего 
района.

Я обиделся и говорю: 

- Сеня не виноват. Это такая гастронома попался. Переведём его в другой магазин, 
и всё будет куросиво.

Тут вскочили тридцать три завмага и хором говорят: 

- Спасибо, не надо! Нам и без вас очень хорошо. Нет на свете такой электроники, 
чтоб заменила советского продавца!"

Что я мог сказать? Правильно. Советская торговля - лучшая в мире торговля. И её
никакая электроника не возьмёт!
Р. ВИККЕРС

                                  ЧЕМУ СМЕЁМСЯ

В Киеве на Русановской набережной в двух шагах от моего дома стоит памятник
Гоголю. Николай Васильевич, откинув назад гриву волос, пристально взглядывается
в течение милой его сердцу реки и горько вдыхает:

- Редкая птица долетит до середины Днепра.

А, может, взгляд его устремляется дальше, на пыльный большак, по которому мчится
бричка, может он видит, как она въезжает в город, как два мужика разглядывают
её:

- А что ты думаешь, доедет это колесо в Москву?

- Доедет.

- А в Казань-то, я думаю, не доедет?

- В Казань не доедет.

Глупые мужики - и слова их глупые. А что, как нет? А если послушать, проверить
колесо на всякий случай? Прежде чем гнать дальше? Может, ежели сменить колесо
или дорожку постлать, не летели бы поезда под откос, не шли теплоходы ко дну,
не взрывалось бы, не рушилось то, чему взрываться и рушиться не положено? И
"птицы редкой" в небе было бы больше, чем в красной книге?

Смотрит вдаль Гоголь, катит бричка по дороге, куда бы? На ярмарку? Точно на
ярмарку? А что за ярмарки на Днепре! Что за народ на ярмарках! Купить нечего,
а покупает. Спиртного нет, а выпивший. "Вокруг смеха" нет, а смех вокруг.
Цыганки в пёстрых шалях гадают на руке и на картах, на кофейной гуще и на телячьей
печени. На кофе гадают, где достать печёнку, на печени, где раздобыть кофе. На
географических картах гадают, в каких городах ещё можно добыть колбасу. А вот,
налетай! За минуту заработаешь тыщу! Три напёрстка, пять горошин, дюжина дурней.
Куда вас несёт, лопухи, вот ведь рядом государственная лотерея - клади рубль,
тащи билет, получай тот же кукиш!

А то ещё говорят, вроде появилась на ярмарке красная свитка с изображением
самого беса... Копыта, хвост, рога под патлами, не приведи господь!

- Окстись, бабака, какой бес? Это ж свитка с изображением заслуженного артиста
республики Валерия Леонтьева!

Летит бричка, а кто в ней? Точно. Милейший Павел Иваныч, любезнейший Чичиков.
Колесит по новым градам и весям в поисках мёртвых душ...

- Позвольте, то есть как-с? В смысле покойников?

- Никак нет-с... Которые вроде бы живые, а по сути мёртвые.

- А такие бывают?

- Да сколько угодно-с. Хоть Днепр пруди!

К примеру, взять какое-нибудь эдакое водное министерство по переливанию из 
пустого в порожнее. Сто столов, двести столоначальников, тыща чиновников и
курьеры, курьеры, курьеры... 35 тысяч одних курьеров!

А храмы науки, где наши Архимеды и Ньютоны соображают, как превратить аппарат
торможения в механизм ускорения с сохранением высокой зароботной платы.

А господа в мундирах при эполетах, несокрушимые и легендарные, сколько их на
душу населения, направо равняйсь, смирно, отставить разговорчики.

Странная штука! Полторы сотни лет прошло, а сколько знакомых лиц!

Вот мёртвая душа нараспашку, неунывающий Ноздрёв, в неделю пропивший годичные 
взносы губернского общества трезвости, председателем которого он являлся.
Осуждён, покаялся, взят на поруки, а ныне возглавляет Всероссийское общество
собаколюбов и ходит гоголем.

А вот Манилов с душеспасительными словами на устах:

- Нет, вы подумайте! Русско-канадская экспедиция на лыжах достигла полюса!
Право чудо! И самолёт АН-74 на парашюте сбросил им, ни за что не угадаете,
Киевский торт! Майский день! Именины сердца! Этак-то что натворить можно,
пользуясь услугами Аэрофлота. Представьте, идёте вы по Миргороду, а вам прямо
на голову с небес какая-нибудь гречка. Или фланируете по Невскому проспекту, а
с воздушного лайнера сахар, словно снег. А ежели хотите Киевский торт, извольте
навострить лыжи и жмите на Северный полюс. И никаких тебе продовольственных 
проблем-с!

А вот дремучая душа - Собакевич на пенсии. Послушать его, так все вокруг дрянь 
и мерзавцы. Предисполком - мошенник, заместитель - взяточник, начальник милиции
- разбойник, главврач - главрвач... Один порядочный человек - прокурор, да и 
тот свинья. И самое удивительное, самое невероятное то, что Собакевич во всём
прав, что подтвердили материалы, опубликованные в "Московских ведомостях".

Да и могло ли быть иначе, когда порой начальство ставили, как в Сечь принимали:

- Горилку пьёшь?

- Пью.

- В Маркса веруешь?

- Верую.

- Истинно номенклатурная душа!

Не потому ли разлились гнилые моря, не оттого ли "речка движется и не движется",
и никого это не колышет, не по той ли причине славное Запорожье стало самым
загазованным, самым заколдованным местом на Украине? Куда только ни жаловались
горожане, в Совмин, в ЦК, в ООН - нет толку. Теперь запорожцы пишут турецкому
султану. Поможет ли? Аллах его знает!

Не вывелись мёртвые души. Жив квартальный Держиморда. Не дремлет, бдит. Наяву
и во сне поражает трёхглавое чудовище по имени Гласность, рубит сплеча главу за
главой. Вот вам, пачкуны, Щелкопёры проклятые! Коротичи, Евтушенки, Эльдары
Рязановы! Бей их, спасай Россию!... И мнится победоносцу, что за сей подвиг
воскресший генералиссимус вручает ему орден Святого Владимира, а уездный 
Весьегонск переименовывауют в Держимордоград.

Не к нему ли, не в ту ли забытую богом и людьми дыру катит чичиковская бричка?
Не в тот ли медвежий угол, куда и звон-то кремлёвских курантов доходит на другие 
сутки. А не худо бы, право, не худо вывесить перед городской управой часы, чтоб
ежедневно били по мозгам: - Гдлян! Гдлян! Гдлян! И опять, десять, двенадцать
ударов с кофискацией имущества...

О, нелёгка дорога из прошлого в будущее. Но дорожная пыль не застит взгляда
Николая Васильевича Гоголя.  Видятся ему и радостные картины.

Вот на речной берег высыпали казаки в футболках фирмы "Адидас". Чуден "Днепр",
когда, перейдя на хозрасчёт, он становится чемпионом страны! Сколько парубков
завидуют его славным бомбардирам! Сколько красавиц, засыпая, кладут под подушку 
фотографии из ног, ценой в миллион долларов каждая...

Тьма покрыла землю, загорелась в небе рукотворная звезда, шлёт вниз свой голос:

- Внимание! Говорят "Днепры". Полёт проходит нормально. Слышь, батько? Приём.

- Слышу, сынки! - отзывается седой Днепр и отражает в своих водах восходящее
солнце, а в его лучах - знамение времени - тройка, птица-тройка, что так давно
рифмуется с главным делом, с главной надеждой наших дней. Дрогнула дорога,
растаяла ночь, улыбнулся Днепр, и взвилась, и помчалась, и полетела...

Дивятся другие народы и государства:

- Русь, куда ж несёшься ты? Дай ответ...

Make your own free website on Tripod.com