Р.ВИККЕРС

Крылья

(Сценарий мультфильма по мотивам одноимённой баллады И.Драча)




Через лес,
через лог,
через луг наискосок
Новый год для людей нёс подарков мешок.

Новый год не Дед Мороз. Он подобен юному туристу в кедах-скороходах, в ярко-вязанной шапчонке-колпачке, с рюкзаком за плечами. Он бежит по пустым лесам, скользит на лыжах по снежному бездорожью, бороздит водными лыжами морские волны...

В селении он ловко проходит сквозь стены домов, весело проникает в комнаты, оставляя в них после своего посещения следы-подарки.


Кому - шапку из меха,
Кому - трубку в утеху,
Кому - девичью песню,
Кому - смерть без болезни,
Кому - горсточку соли,
Кому - три снопа ветра в поле,
Кому - гриву кобылью,
А дядьке Кириллу -
Крылья.

Спал в постели человек, мелькнул в комнате Новый год светлой тенью, остался человек на подушке в ушанке, завязанной тесёмками; другой после чудесного посещения, не проснувшись, сладко потягивает трубку, а дымок уже вьётся из трубы на крыше хаты; старушка (которой девичья песня досталась) вмиг молодеет, седые пряди сплетаются в упругие косы; деду достался сон - окованная морозом полянка зеленеет, зацветает весенним цветом; обжоре - груда снеди, посыпанной снежком-солью, упакованной в новый холодильник; веснущатой девчонке - кобылья грива, чем не модная причёска?..

С грохотом слетела с кровати на пол жена дядьки Кирилла. Это у её мужа во сне растут, пружинятся, раздаются вширь крылья. Вскочил и сам Кирилл. Может сон, подумал. Нет, явь. Перепугался Кирилл так, что пот его прошиб.

Жена голосила:


"Все люди как люди -
Их по-людски и одарили!
Кому - машину "Ладу",
Кому - карася на блюде,
Кому - сапоги крокодильи,
А моего дьявола обдурили,
Всучили
Крылья!"

Бредёт по улице крылатый дядька. Люди (а это все, кто удостоин Новогодних подарков) шарахаются в стороны, машины объезжают, автобусы столбенеют в изумлении, мальчишки, осмелев, трогают торчащие из-под телогрейки перья. Подхлестнул ветер - беднягу потащило, понесло, не может затормозить, едва успел уцепиться за тормозную ручку. А в двери войти не может - узкие они для его новых габаритов. Насилу вошёл. В парикмахерскую. Просит мастера:

- Помоги! Но тот в растерянности - такую растительность ни бритва ни ножницы не возьмут.

А вечером дядька печально обнял колени, сидит на лежанке, страдает.


И дошёл до ума Кирилл,
Засветивши ручкой фонарик,
Во дворе топор заострил
И оттяпал треклятый подарок.

В тёмной хате гулко отозвался стук топора, в мутном зеркале на изображении Кирилла отпали лебединые крылья. А вот и сам он вошёл в горницу, повеселевший, освобождённый, бросив в угол тяжкие мёртвые крылья.


Но недаром ночью слепою
Хохотали над дядькой совы,
За его бедолашной спиною
Рубаха топорщилась снова.

Снова с грохотом летит с постели Кириллова жена. Снова выпростались неуёмные крылья. Молча вздохнул дядька, снова взял топор и отправился в сарай.


Стал он жить с той поры с топором,
Даже малость разжился на крыльях.
Городил ими сад-огород,
Черепицей на крышу крыл их.

Так перед хатой стал крылатым, крыша окрылилась. Жена на базаре торгует крыльями-вениками. Кирилл соорудил подобие ветряка из крыльев. Дети набивают пухом наволочки.


Но не ймётся рукам воздушным
В подушки тугие убранным,
В тесных перинах им душно,
Снится небо порубанным.

Ветряк не мелет, веники ломаются, с ограды опадают перья, как осенние листья, осыпаются с кровли на землю маленькими осколками радуги.


А в доме, на крылья глядя,
Растёт Кириллов сынишка.
Пушинки пальцами гладит,
Ладит к своей спинишке.

Мы видим этого хлопчика. Ночью, при свете фонарика, он жадно смотрел на сваленные охапкой в угол чудо-крылья. Он запускал в звёзды пёрышки, следя за их полётом, он даже царапал ими что-то на бумажных обрывках.


У судьбы - справедливой тётки -
Всё в итоге приходит к порядку,
Пожалела Кирилла всё-таки,
Исправила опечатку.

Под утро дядька вскочил перепуганный. Пошарил рукой под лопатками - не растут. Растолкал жену, она пощупала - точно! Ну, и слава богу! Села латать две дыры на фуфайке.

А за окном что-то посвистывает, хлопает. Вышли старые из хаты и видят...

... Как их сын, долгошеим аистёнком прыгает, скачет по двору, отталкивается босыми ногами от земли, крыльями от воздуха, никак взлететь не может. Взобрался на поленницу. Мать хотела остановить, одёрнуть мальчишку, но Кирилл удержал её.


А мальчишка - с поленницы на ограду.
С ограды на крышу.
С крыши на высоченный явор.
Полетел!

Люди повыходили из домов, раскрыли ставни - смотрят, летит! Кто любуется, кто завидует, кто зевает, ворчит, что разбудили...

Отец с матерью следят гордо и тревожно, печально и внимательно, лица прояснились, глаза оттаяли.

Летит мальчик, парит в облаках новый поэт, смелые крылья сверкают на солнце, заполняют собой рассветное небо.


Кому - скрип для дверей,
Кому - рот до ушей,
Кому - солнце в кадушку,
Кому - грушу-гнилушку,
Кому - рог изобилья...
А в кирилову хату,
На беде иль на счастье,
Крылья!
Make your own free website on Tripod.com