Р.ВИККЕРС

КАПЛЯ МЁДУ
/мюзикл/
1985


Представление посвящается XII-му Всемирному фестивалю молодёжи и студентов в Москве, идеям мира, дружбы, антиимпериалистической солидарности.

В постановке предполагается участие артиста Ворошиловградской филармонии, лауреата международных конкурсов Валерия Леонтьева, его музыкального ансамбля, танцевального коллектива "Троянда" Хмельницкой филармонии, театра миниатюр "Гротеск" (Одесская филармония).

Состав исполнителей определил характер представления: эстрадного, эксцентрического, складывающегося из отдельных разножанровых номеров, объединённых общей идеей.

* * *

После короткой музыкальной увертюры появляется Ведущий (так мы будем называть одного из актёров).

ВЕДУЩИЙ (обращаюсь к зрителям): Добрый вечер! Гутен абенд, гуд ивнинг, буна сера... Я хочу рассказать вам... Сяу трилли, ля маркоре... одну старую, старую притчу... Вы меня понимаете? Ноу? Ну, притча, сказка... мерхен, фабльо, махабхарата... К сожалению, я выучил только восемнадцать иностранных языков... Синг дзан дуо лин... А их больше тысячи! А мне так хочется, чтобы меня поняли... Не только в этом зале, а повсюду, во всём мире... (обращается к музыкантам) Маэстро, умоляю, помогите мне... Будь ласка! (Музыка). Совсем другое дело. Итак, в этой мудрой притче речь идёт о том, как однажды с высоких гор (звук свирели) в долину (звук гитары) спустился пастух. (Пантомима: появляется артист в высокой папахе). Спасибо. Это пастух. (Артист изображает, как он пасёт овец). Прекрасно. А с ним собака. (Появляется второй артист, изображая пса). И вот они зашли в лавку. (Под музыку выходит актёр в головном уборе, похожем на тюбетейку). Это хозяин лавки, которая была в долине. (Артист изображает продажу товаров, подсчёт денег). И ещё в лавке была кошка. (Актриса крадётся "по-кошачьи", затем сворачивается клубком). Так вот, горец хотел купить у лавочника немного мёду. (Хозяин лавки взбирается на лестницу-стремянку, достаёт воображаемый мёд, в это время собака и кошка миролюбиво обнюхивают друг-дружку). И хозяин продаёт ему кувшин ароматного цветочного мёду... (Хозяин наливает мёд в воображаемый горшок, горец расплачивается, оба комически счастливы). Но тут случилось то, из-за чего я, собственно, вспомнил эту древнюю историю. Капля мёду упала на земляной пол лавки. И к ней устремилась оса.

(Пронзительное электро-виолончельное гудение, появляется актриса с осой на прутике). Кошка лавочника пришибла осу. Собака горца укусила кошку. (Актёры иллюстрируют рассказ). Горец оскорбил хозяина лавки (он отрывает ему усы). Продавец кликнул своих родичей. (Оглушительный вопль - и появляются три жителя долины). Горец позвал своих друзей. (Ещё более громкий крик - и на сцене трое горцев). Началась драка. (В составе театра "Гротеск" - профессиональные каскадёры и драку они показывают мастерски). Извините, мне здесь дольше оставаться опасно. (Исчезает. Между тем драка из комической превращается в страшную. Вот раздался крик одного из актёров. Он прикладывает руку к груди - вся ладонь в крови. Все в ужасе застывают. Появляется Певец (так и в дальнейшем автор будет называть В.Леонтьева).

ПЕВЕЦ: (поет)


Из-за капли мёду,
Что собрала пчела,
Из-за капли мёду
Беда пришла.
Из-за капли блага,
Что слезой пролилось,
Из-за капли солнца
Море слёз.


О, если б историю
Начать опять,
Чтоб людям ни горя,
Ни страха не знать,
Чтоб правили миром
Мир да любовь.
Не падала ливнями
Кровь, кровь, кровь...


Из-за капли мёду,
Что собрала пчела... и т.д.


Напрасные жертвы
Клюёт вороньё,
Будь проклят, кто первый
Воскликнул "моё!"
Будь проклята свара
Долины с горой
Где хлынула первая
Кровь, кровь, кровь...


Из-за капли мёду,
Что собрала пчела,
Из-за капли мёду
Беда пришла.
Из-за капли блага,
Что слезой пролилось.
Из-за капли солнца
Море слёз.

Эта картина сменяется танцем иной эпохи, другого народа.

Девушки в греческих туниках начинают неспешный танец сдержанной страсти, грациозной пластинки. Две "гречанки" у микрофонов:

ПЕРВАЯ: Где наши мужья, где женихи, где робкие воздыхатели и ненасытные усмирители, где властные хозяева и покорные слуги?

ВТОРАЯ: Мужики где?

ПЕРВАЯ: Воюют.

ВТОРАЯ: Сражаются греки с греками, римляне с римлянами, варвары с варварами; дерутся, чтобы отхватить новые земли, присвоить новое добро, найти свою погибель.

ПЕРВАЯ: Убивают друг друга, а мы днём плачем, ночью стонем, обнимаем подушки, стучим коленями об стенки, стареем в бесплодии, забываем, что мы женщины, красавицы, богини, бабы...

ВТОРАЯ: Что вы взяли в этих битвах, будь они трижды прокляты?! Земли, где вам втыкают нож в спину, рабов, которые взбунтуются и перебьют вас, золото, из-за которого вы перережете друг другу глотки?!

ПЕРВАЯ: Остановитесь, прекратите, вернитесь к девчонкам, невестам, жёнам, хотя бы для того, чтобы они нарожали новых детей для новых драк. Остановитесь, чтобы не остановилась жизнь!

ВТОРАЯ: Прекратите, чтобы не прекратился род людской! А если вам так уж надо кого-нибудь убивать - убейте войну!

И продолжается танец девушек без юношей, танец с воображаемыми партнёрами, танец-мечта о свиданиях и ласках, танец любовного томления и неутомлённой страсти, от которой недалеко до безумия.

Следующая картина разыгрывается в духе русского балаганного театра.

На сцене появляется Царь Максимилиан.

ЦАРЬ: Здрасьте, почтеннейшая публика. Я есть грозный Царь Максимилиан.

ВОИН: (входя): А я ихний верный Аника-воин.

АЛЬБЕРТ (входя): А я - непокорный сын Альберт. (Царю) Явился по твоему приказу.

ЦАРЬ (воину): Какой же это Альберт, это Валерий Леонтьев.

ВОИН: Он Альберт, ваше величество, роль евонная такая.

ЦАРЬ: А костюмчик, причёсочка?..

ВОИН: Нынче так модно.

ЦАРЬ: Ну-ну... Если ты Альберт, слушай сюда. Я женился на кумирической богине. Между прочим, очень порядочная женщина. Но она требует, чтобы мы все перешли в её кумирическую веру. Понял? Я уже перешёл. Давай и ты.

АЛЬБЕРТ: Ни в какую веру я переходить не собираюсь.

ЦАРЬ: Подумай хорошенько.

АЛЬБЕРТ: И думать нечего.

ЦАРЬ: Всё?

АЛЬБЕРТ: Всё.

ЦАРЬ: Ступай вон, нахал.

АЛЬБЕРТ: И пойду. (Уходит в публику).

ЦАРЬ: Аника-воин! Призови ко мне моего непокорного сына Альберта!

ВОИН: Так вы ж его сами прогнали...

ЦАРЬ: Я сказал, призови, значит, призывай...

ВОИН: Слушаюсь и повинуюсь (Идёт в публику, выводит на сцену Альберта).

ЦАРЬ: Значит, так. Если ты сейчас же не примешь кумирическую веру, я тебя лишу наследства. Понял?

АЛЬБЕРТ: Да.

ЦАРЬ: Примешь?

АЛЬБЕРТ: Нет.

ЦАРЬ: Иди, откуда пришёл. (Через мгновенье) Аника! Зови моего сына! (Аника подчиняется. Альберту)... И сгною в темнице!

АЛЬБЕРТ: Нет!

ЦАРЬ!: Принципиально?

АЛЬБЕРТ: Да.

ЦАРЬ: Ну, смотри! (Альберт уходит за кулисы). Аника-воин!

ВОИН: Что опять?

ЦАРЬ: Иди за моим непокорным сыном Альбертом (тот бросается). Стой... Иди и убей его.

Пауза.

ВОИН: Не понял.

ЦАРЬ: Я сказал, убей.

ВОИН: У него ж войско.

ЦАРЬ: И у меня армия.

ВОИН: Жалко.

ЦАРЬ: А мне, думаешь, не жалко? Надо.

Музыка. Анику-воина облачают в воинское снаряжение. Но не в русское, а в японское. И музыка восточная, экзотическая. Вот он уже в костюме самурая - в кимоно, с цветистым щитом, кривым мечом, в страшной маске. Он идёт походкой мима традиционного японского театра Кабуки. Появляется Актёр с гонгом.

ВЕДУЩИЙ: Полководец Ямамото преследовал войско принца Сати девять месяцев. И на десятый в кровавом сражении победил его. Затем, по обычаю предков, он стал сражаться с принцем...

Дерутся Самурай и принц-Певец. Пантомимический бой с мечами и кинжалами.

ВЕДУЩИЙ: Они бились три дня и три ночи...

Пантомимический "ночной" бой. Движения и удары оружия здесь зловеще замедленны. Принц-Певец обессилел. Он явно уступает Самураю. Под конец удар ножа лишает его жизни.

ПЕВЕЦ: Прощай, восток, прощай запад, прощай юг! Но не падает, а резко распрямляется и поёт лёгкую французскую песенку в духе Беранже.


Ах, Мари,
Посмотри,
Скачут мимо
Кирасиры,
Раз-два-три,
Раз-два-три,
Что за молодцы!
А один,
Погляди,
До чего же
Он красивый!
Раз-два-три,
Раз-два, три,
Я его люблю!


Мари с любимым провела
Одну лишь только ночку,
А поутру пришла пора
В поход ему идти.


Он говорит: Прощай, Мари,
Роди ты мне сыночка.
Она взяла и родила,
Господь её прости...


Ах, Мари,
Посмотри,
Возвратились
Кирасиры.
Раз-два-три,
Раз-два-три,
Что за молодцы!
Где же мой,
Дорогой?
Не вернулся
Из России
Раз-два-три,
Раз-два-три,
Под снегом он лежит...


Прошли года - ушла беда,
Мари растит ребёнка.
Растёт сынок, подходит срок
В поход ему идти.
И он идёт, а из ворот
Какая-то девчонка
За ним по улице бежит,
Господь её прости...


Ах, Мари,
Посмотри,
Скачут мимо
Кирасиры.
Раз-два-три,
Раз-два-три,
Что за молодцы.
А один,
Погляди,
До чего же
Он красивый.
Раз-два-три,
Раз-два-три,
Я его люблю!..


Она с любимым проведёт
Одну лишь только ночку,
А поутру пора придёт
В поход ему идти.
Он - на войне, она в слезах...
А кто поставит точку
У этой песни без конца,
Господь её прости!

Во время этой песенки танцоры в ярких гусарских костюмах проходили строем мимо Певца, проходили нарядные и весёлые, хромали побитые и раненые.

ВЕДУЩИЙ: Хищный орёл Австро-Венгерской империи, 1914 год, перед военно-медицинской комиссией бравый солдат Швейк.

ШВЕЙК: (врачам) Добрый вечер всей честной компании.

ПЕРВЫЙ ВРАЧ: Не прикидывайтесь идиотом.

ШВЕЙК: Осмелюсь доложить, меня освободили от воинской повинности за идиотизм. Так что я - официальный идиот.

ВТОРОЙ ВРАЧ: Любопытная штука. В мирное время вы скачете на танцульках и пристаёте к девкам, а стоило наступить Первой мировой войне, как у каждого оказалось по дюжине хвороб!

ШВЕЙК: Совершенно с вами согласен. Когда с любимой империей дело дрянь, каждый идиот должен быть на своём посту.

ТРЕТИЙ: Молчать! Ты - жулик и симулянт, ясно?

ШВЕЙК: Так точно, ясно.

ТРЕТИЙ: Я сказал: молчать. Слышал?

ШВЕЙК: Так точно, слышал "молчать".

ТРЕТИЙ: Доннерветтер! Так молчи же, если тебе приказано!

ШВЕЙК: Слушаюсь, господин начальник.

ЧЕТВЁРТЫЙ: Он считает, что перед ним остолопы, которых можно дурачить.

ШВЕЙК: Осмелюсь доложить, я вовсе так не думаю. Я уважаю врачей. Мне уже трижды вырезали аппендицит, причём, в самых разных местах. Последний раз в Будейовицах...

ЧЕТВЁРТЫЙ: Закрой рот, я тебе приказываю. Осмотри его.

ПЯТЫЙ: Открой рот.

ШВЕЙК: Ни за что в жизни. У меня приказ держать рот на замке. А если не выполнять приказов, вся австрийская армия превратится в вонючий сброд.

ПЯТЫЙ (двум коллегам): Раскройте ему рот! И пошире! (Заглядывает в горло). Желудок нормальный, лёгкие в порядке, сердце... Я не могу обнаружить сердца.

ПЕРВЫЙ: На мой взгляд, оно у него, как и у всех призывников, в пятках.

ВТОРОЙ: Иди сюда и повторяй за мной: "Я - жулик и симулянт".

ШВЕЙК: Вы жулик и симулянт.

ВТОРОЙ: Я сказал: ты симулянт и жулик.

ШВЕЙК: Осмелюсь доложить, я не могу говорить вам "ты". Когда мы подружимся и выпьем на брудершафт, тогда возможно, я и скажу вам, что ты симулянт и жулик...

ВТОРОЙ: Он здоров, как бык. Определите его габариты.

ТРЕТИЙ (измеряет лентой-метром рост и объём груди Швейка, захватывая при этом и свои объёмы, записывает результаты). Он годен в гвардию!

ЧЕТВЁРТЫЙ (держа Швейка за руку): Вы ошибаетесь, коллега, у него нет пульса.

ШВЕЙК: Осмелюсь доложить, коллега, вы держите меня за протез.

ЧЕТВЁРТЫЙ (Взяв запястье второй руки): Но и тут нет.

ПЯТЫЙ (разобравшись в ситуации): У вас просто стоят часы.

ПЕРВЫЙ (подходит к Швейку с молоточком): Садись и положи ногу на ногу.

ШВЕЙК: Пожалуйста, но у вас ничего не выйдет.

ПЕРВЫЙ: Это почему же?

ШВЕЙК: Вы забыли прихватить гвозди.

ПЕРВЫЙ: Умнее ты ничего не скажешь?

ШВЕЙК: Ещё я посоветовал бы вам носить клещи, на случай, если гвоздь пойдём мимо.

ПЕРВЫЙ: Молчи, ты мне мешаешь. (Стучит молоточком по колену Швейка).

ШВЕЙК: Войдите.

ПЕРВЫЙ (удивлённо): Ничего не понимаю. Она должна дёргаться.

ШВЕЙК: Если бы вы предупредили, я охотно выполнил бы вашу просьбу раньше. (Он дёргает ногой, сшибая с ног врача).

ПЕРВЫЙ (второму): Подкуйте эту скотину, коллега.

ШВЕЙК (второму): А вы, извините, по каким болезням: внутренним или внешним?

ВТОРОЙ: Я ветеринар, осёл, и не вздумай брыкаться! Покажи зубы, подними копыто, не верти хвостом!.. Тпр-ру! Ящура у тебя нет, поэтому ты вполне можешь быть отправлен на бойню.

ЧЕТВЁРТЫЙ: Как у вас со зрением, приятель?

ШВЕЙК: Отлично, если не считать таких пустяков, как близорукость и дальнозоркость.

ЧЕТВЁРТЫЙ: Что вы говорите?!

ШВЕЙК: Так точно. Вы видите этого господина?

ЧЕТВЁРТЫЙ: Естественно.

ШВЕЙК: А я его не вижу.

ЧЕТВЁРТЫЙ: Невероятно. А того?

ШВЕЙК: Худого с усиками?

ЧЕТВЁРТЫЙ: Вот именно.

ШВЕЙК: Его тоже не вижу.

ЧЕТВЁРТЫЙ: Но меня-то, надеюсь, вы видите?

ШВЕЙК: Так точно. Вас я вижу в двух экземплярах.

Вот и прекрасно. Вам поставят клистир и это пройдёт. Только когда будете целиться в неприятеля, не забывайте закрыть один глаз. Вот так.

ШВЕЙК: Я буду закрывать оба, с вашего разрешения.

ПЕРВЫЙ: Высуньте язык, скажите, отчего умерли ваши родители.

ТРЕТИЙ: Дышите. Сколько будет, если умножить 12897 на 13648?

ШВЕЙК: (не задумываясь): 729.

ЧЕТВЁРТЫЙ: Сделайте три шага вперёд и три назад. (Швейк делает пять). Я просил только три.

ШВЕЙК: Для вас мне не жалко маршировать до утра.

ВТОРОЙ: Утром тебя погонят в окопы.

ШВЕЙК: А в котором часу, ваша милость? Чтоб, боже упаси, не проспать. Потому что, если каждый будет дрыхнуть, сколько хочет, то наш государь может остаться один перед лицом неприятеля. А этого мы допустить не можем. Да здравствует Австро-Венгерская империя и доблестный император Франц-Иосиф первый. Ура. господа!

ПЕРВЫЙ: Судя по последнему заявлению, мы имеем дело с полным идиотом. И место ему только на фронте.

ВСЕ: Годен!

Танец. Офицеры в красочной форме неопределённой армии танцуют с роскошно одетыми дамами. Это танго апашей, в котором партнёры с холодной неприступностью вращают и швыряют льнущих к ним дам. До тех пор, пока дамы, скинув лёгкие накидки, не превращаются в комически-страшноватые скелеты. Теперь уж, в обнимку со смертью, кавалеры превращаются в жалких трусов.

ВЕДУЩИЙ: Вы ещё не забыли истории, с которой началось наше представление? (На сцену выходят актёры - участники схватки из-за капли мёду). Совершенно верно. Мы показали старую притчу о капле мёду. Вы увидели древнейшую на свете драку. Но я не уверен, что вы заметили, кто был истинным виновником этой драки. При помощи новейшей эстрадной техники мы можем отмотать плёнку истории в обратном направлении. Будьте внимательны.

Как при замедленной съёмке, промчится пантомима от разгара сражения до его начала.

- Стоп! Капля мёду, пролившаяся наземь. Она не сама пролилась, вот - тот, кто подтолкнул локоть продавца. Он же подсунул драчунам нож. (Мы видим стоящую спиной к зрителям "тёмную личность"). Тот, кто вышел из боя невредимым, тот, к о м у э т о б ы л о в ы г о д н о. Это ему достались и долина, и горы, и мёд...

Музыка Курта Вейля из "Оперы нищих". Неизвестный, виновник драки - персонаж брехтовской пьесы Мекки Мессер. Он поворачивается к зрителям и поёт.

ПЕВЕЦ:
Остры зубы у акулы,
Сразу зубы те найдёшь.
Мекки носит нож в перчатке,
Только, где он, этот нож?..

Исполнив известные куплеты гангстера, Певец, при помощи танцующих с ним девиц и молодчиков, переодевается, превращаясь в пристойного джентельмена при цилиндре, фраке и белых перчатках. И слова в его песне новые.


- Прежний Мекки - липкий студень,
Мелкий жулик, гол и бос,
Нынче Мессер вышел в люди,
Нынче Мекки - крупный босс.


Ежедневно пишет пресса,
Как он честен, как он мил,
Потому что эту прессу
С потрохами он купил.


Где-то свергли президента,
Где-то консул был убит.
Несомненно сделал это
Кто угодно, не Мекхит.


Два народа жили дружно,
Вдруг раздоры, кровь ручьём...
Марка Мекки на оружьи -
Сам же Мессер ни при чём.


А случится репортёру
Доказать, что Мекки - вор,
В катастрофе очень скоро
Станет трупом репортёр.


Зря на Мекки катят бочки,
Он не ганстер, не злодей.
Поливает он цветочки
И разводит голубей...

Спутники Зачинщика мировых раздоров - под стать ему респектабельные господа и дамы - танцуют с ним жестокий и жуткий танец.

ВЕДУЩИЙ:
Во что б превратился мир сегодня,
Если б
в октябре семнадцатого года
Декрет о мире
не прозвучал!

На сцену врываются юноши и девушки, "живая газета", рождённая в первые годы Советской власти. Одетые в прозодежду, опоясанные лентами с названиями персонажей, они маршируют под звуки импровизированного "шумового оркестра". Мгновенные перестроения, физкультурные пирамиды, хоровая декламация нескладных стихов, частушки и лихой перепляс, наивный и искренний задор - детство советского искусства.


- Живая газета - весёлый народ,
Ходим с завода мы на завод,
Не для прекрасных буржуйских глаз,
А для широких рабочих масс.


- Товарищ, вспомни, на нашу Республику
Пёрли с криком "Режь публику!"


- "Я Деникин - царь и бог
Всех возьму под свой сапог!"
- Проучили наглеца,
Лампа-дрица -ах-ца-ца!


- "Я возьму Россию мигом," -
Похвалялся Врангель-пёс.
- Вместо мига вышли фига
Прямо Врангелю под нос!


- Генерал Колчак
Громче всех кричал:
- "Мундир французский,
Погон английский,
Табак японский,
Правитель омский"...


- Попал на штык -
Сразу притих.


- "Мундир сносился,
Погон свалился,
Табак скурился,
Правитель смылся!"


- А сейчас пугает нас
Иностранный буржуаз.


- Слышишь, голос Чемберлена:
"Всех поставлю на колена!"


- Поднял вой Пуанкаре,
Как собака на дворе.


- И Керзон нас кроет матом,
Шлёт Советам ультиматум.


- Мы их всех предупреждаем:
Нас войной не запугать.
Воевать мы не желаем,
Но по шее можем дать.


- Нам война
Не нужна!


- У нас забот
Невпроворот!


- Надо нам мирным трудом
Строить наш краснозвёздный дом.


- Нас окружают разруха и голод.
Обрушим на них пролетарский молот!


- Неграмотность обсела со всех сторон.
Двинем на неё научный фронт!


- Нынче ново времячко,
Девки да парнишки,
Не грызите семечки,
А грызите книжки!


- Прощай, свеча,
Гори, лампочка Ильича!


- Старики стоят за сохи,
Молоды - за трактора,
Старики всё "ахи", "охи",
Молодые - всё "ура"!


- Надоело, братцы, нам
Горбиться да кланяться,
Полетим мы к облакам,
Будем еропланиться!


- Пролетарский самолёт
Отправляется в полёт.


- Под нами Япония, Америка, Швейцария...
- Привет вам, братья, салют - пролетарии!


- Рабочий России, красный рыцарь
Предлагает всем народам мириться!


- Смотрите, по предложению Ильича
На нашем гербе нет меча.


- Пускай же призыв наш
Гремит всё сильней:


- Миру - мир!
- Война - войне!

Шум многолюдного спортивного зала. Марш. На сцене демонстрируют свои прелести герлс в костюмах пчёлок.

КОММЕНТАТОР: Компания Скот, Скот, Скот и Скот - лучший искуственный мёд в мире - предлагает вашему вниманию три раунда американской борьбы. Кэч - борьба без правил, победитель получит сто тысяч долларов. Вот они у меня в руках. (Шум усиливается. Появляются соперники). Дэнни Уорд - Красавчик и Фелипе Ривера - Пиявка. (В этой роли - В.Леонтьев).

Гонг. Начинается схватка. Красавчик ловко проводит несколько приёмов. Ривера явно уступает ему и едва дотягивает до конца раунда. В перерыве снова на площадке пчёлки.

ТРЕНЕР: (Ривере) Красавчик согласен дать тебе 30 тысяч, если ты ляжешь в конце второго раунда.

РИВЕРА: Мне нужны сто тысяч.

ТРЕНЕР: Идиот, он тебя прикончит.

Музыка. Ривера поёт:


Вот он, мой шанс,
Пробил мой час,
Если не я, то кто?
Искры из глаз,
Вопли в ушах,
Если не я, то кто?
Это мой час,
Это - реванш.
Если не я, то кто из вас?


Из ущелья ринга
В горы ведёт тропинка.
Только б пройти перевал.
Там - родина моя,
Там - верные друзья
И девушка, которой я
Ни разу не целовал...

Гонг. Второй раунд. Снова Красавчик избивает Пиявку, но сломить его окончательно ему не удаётся. Ривера едва доползает до табуретки.

ТРЕНЕР: (Ривере) Он согласен поделиться пополам. Фифти-фифти, понимаешь?

РИВЕРА: Сто тысяч и будьте вы все прокляты!


Это конец,
Я не боец,
Если не я, то кто?
Он на коне,
Я как мертвец.
Если не я, то кто?
Ноги - свинец,
Это конец,
Если не я, то кто из вас?..

Гонг. В третьем раунде Ривере удаётся одолеть Красавчика. Несмотря на явное подсуживание, он вырывает победу. Красавчика уносят, Ривера падает обессилевший.

КОММЕНТАТОР: Сто тысяч долларов Ривере-Пиявке. (И шепотом) Встань подонок!

Музыка. Гаснет свет. В луче - Ривера с пачкой банкнот.

РИВЕРА: Сто тысяч - это тысяча винтовок для революции. Тысяча стволов против кровавого диктатора Хосе Диаса. Тысяча винтовок для единственно справедливой на свете войны, войны за свободу!


Из ущелья ринга
В горы ведёт тропинка.
Только б пройти перевал.
Там - родина моя,
Там - верные друзья
И девушка, которой я
Ни разу не целовал...

Винтовки передаются по цепочке стоящим за ним юношами и девушками.

Следующий номер - оркестровая пьеса, весёлая и жизнерадостная. Ведущий на её фоне, верней, вписываясь в неё, исполняет монолог.

ВЕДУЩИЙ: Что это была за музыка! Весенний грохот, прозрачный ливень, пляска пузырей на асфальте...

"Ночь в джунглях" - так мы назвали опус, потому что он был первым, который мы разучили по нотам и страшно путались. Зато потом заиграли, как боги!

Лёнька-цыган - гитара. Ради нас он ушёл из ресторанного оркестра. "За шницель меня не купишь!"

Братья Котька и Володька - сакс-альт и сакс-тенор. Один костюм на двоих. Котька при бабочке, Володька в майке. Ослепительный дуэт!

Феликс за фортепиано. Его папа профессор, узнав, что он бегает в джаз-банд, заявил: "убью босяка!" и приковал его к этажерке. Но Феля сорвался на репетицию вместе с этажеркой.

Юрка Кикс - тромбон. Если б не фальшивил, цены б ему не было!

Толик Панама - лучшая в мире труба. Может, он и не сыграл бы как Амстронг, но, ручаюсь, что Амстронгу никогда в жизни не сыграть, как наш Толян.

Шурка Белоцерковский - ударник. Мог подбросить палочки под облака и поймать их в сантиметре от пола. Смертельный трюк!

И Лариса - красавица, в которую был влюблён весь джаз, и которая всех нас считала пацанами и ждала своего принца...

Музыка кипела в наших серцдах и искала выхода, мы должны были встретиться, и мы встретились в клубе имени Коминтерна и играли так, как не снилось никаким гастролёрам, потому что мы играли бесплатно, для души, и зрители понимали это и забивали зал, заполняли скамейки, проходы, подоконники. Они забрались бы на потолок но клуб ещё был недостроен и потолка не было, а было бездонное небо и светлячки-звёзды.

"Ночь в джунглях!"

Что делают музыканты после концерта? Расходятся по домам. Мы не могли разойтись. Мы продолжали играть для себя и не слыхали, как часы на почтамте пробили полночь, как пропели петухи в пригороде, как самолёты со свастикой распороли киевское небо. Мы украли у судьбы несколько часов счастья.

Лёнька ушёл первым.

- Через месяц фашистам будет крышка, - сказал он.

Через месяц его мать получила похоронку. (Гаснет свет на пульте, музыкант уходит).

Котька и Володька записались в ополчение. Оба погибли от одной немецкой мины. (Погасли и опустели ещё два пульта).

Феликс ушёл добровольцем, попал в окружение, умер от ран. (Ещё один пульт).

Юрка Кикс прошёл от Сталинграда до Берлина, ни разу не сфальшивил, погиб по дороге на Прагу. (И ещё один).

Шурик-ударник тяжело ранен под Москвой, вышел из госпиталя без обеих рук. (Погас пульт).

Наша лучшая в мире труба смолкла в белорусских болотах. (Умолкнула труба, погас пульт).

И Лариса нашла своего принца на передовой. Вытащила его из боя, а сама осталась лежать в Восточной Пруссии... (Последний пульт погас. Музыка смолкла).

В 41-м нам было по 18 лет. Наше поколение потеряло по восемь человек из каждых десяти.

Восемь из десяти, восемь из десяти...

Исполняется "Ночь в джунглях" - первое место на несостоявшемся конкурсе неосуществлённой мечты!..


Восемь из десяти, восемь из десяти...
Я просыпаюсь в холодном поту.
Восемь из десяти...

И не могу понять, как я уцелел..

(Звучит оркестровая запись пьесы).

Большой симфоджаз играют наши музыканты - по возрасту наши дети, годившиеся в отцы нам тогдашним.

Это ретро, сегодня оно в моде.

Концерт идёт по телевидению, его слушают миллионы людей.

А я не могу слушать эту музыку. Я выключаю звук. Простите меня, не могу...

На сцене Певец в костюме с концентрическими кругами - мишенью. Песня на стихи А.Дмитрука "Человек-мишень".


Скажи, - не бывало такого с тобой?
Не снился кошмарный сон?
Как-будто хриплою поднят трубой
Из тёплой постели вон;


По голой равнине бежишь в поту,
Всё яростней сердца стук;
А за тобою сквозь темноту
Летит прожекторный круг...


Ты - на ладони!
Ты - открыт
Ты - целой Вселенной центр!
И кто-то тёмный
Глядит,
Глядит на тебя в прицел...
Человек-мишень...


Вчера - надежда жила в груди,
Ты радостью был богат,
Ты думал - тысяча лет впереди,
Любви неоткрытый клад;


Ты думал - время тебе нипочём,
Покуда поют ручьи...
И вот - под белым слепящим лучом
Петляешь, как заяц, в ночи!


Ты - на ладони!
Ты - открыт!
Ты - целой Вселенной центр!
И кто-то тёмный
Глядит,
Глядит на тебя в прицел...
Человек - мишень...


А сердце рвётся, дыханья нет,
Пришёл твой последний миг...
К чему вся мудрость прошедших лет.
Все краски картин и книг?


Зачем - раскаты органных фуг,
Затишья лесных дорог,
Когда остались прожекторный круг
И тот, кто нажмёт курок?!


Тебя догонит
Выстрел из тьмы;
Другой - в слепящем кольце,
И, может, завтра
Весь мир
Убийца возьмёт на прицел?..
Планета - мишень...

На сцене артисты создают атмосферу киностудии. Сигнал: "Тихо, съёмка!" Команда "Мотор". Засуетились актёры и танцоры.

ПЕВЕЦ:


Это чудо-киностудия -
Бесконечный лабиринт,
Тут и Мексика, и Турция,
Копенгаген и Берлин.


Тут огни иллюминации
Разливают тёплый свет,
И за каждой декорацией
Увлекательный сюжет...


И каскадёры, каскадёры -
Семижильные ребята:
Полицейские и воры,
Террористы и солдаты.


Бомба, взрыв, пылает город,
Бег по крыше, смерть убийцы...
И по знаку режиссёра
Всё ещё раз повторится.
Всё ещё раз повторится.


Суета и многолюдие,
Постоянный непокой...
Очень эта киностудия
Схожа с нашею землёй.


Эти чудо-декорации,
Чем они не города?


Как похожи ситуации
На житейские всегда!
И каскадёры, каскадёры -
Семижильные ребята:
Водолазы и шофёры,
Прыгуны и акробаты.


Страх, погоня, поезд скорый,
Катастрофа, джиу-джитсу...
И по знаку режиссёра
Всё ещё раз повторится.
Всё ещё раз повторится.


...Но земля не киностудия,
Не фанерный Голливуд.
Тут заряжены орудия
И напалмом нивы жгут.


И бомбят не декорации,
А живые города,
И течёт на демонстрациях
Наша кровь, а не вода.


И мы - совсем не каскадёры,
А обычные ребята.
Мы студенты и шахтёры,
Музыканты и солдаты.


Мы привыкли без дублёров
В этой жизни обходиться.
А погибнем, так ещё раз
Ничего не повторится.
Ничего не повторится.


Нет, земля не киностудия...

И ещё одна песня - о счастливом детстве (стихи Н.Олева).


Красивый ребёнок в нарядной коляске.
Румяные щёки, смешные кудряшки...
Счастливое детство по скверику катит,
Надолго ль, надолго ль дорожки той хватит?


Уж где-то добрый дедушка профессор
(Седые патлы, отрешённый взор),
Святой маньяк науки и прогресса
В пробирке вынес смертный приговор
Счастливому детству...


Уж где-то генерал, отец семейства,
Вся грудь в крестах, лицо - гранит и медь,
Придумал хитрый план военных действий,
Чтоб не оставить шансов уцелеть
Счастливому детству...


А где-то старший брат того младенца,
Рубаха-парень, выпить не дурак,
Приказа ждёт, чтоб завершить злодейство,
Нажать на кнопку, превращая в прах
Счастливое детство...


Красивый ребёнок в нарядной коляске,
Румяные щёки, смешные кудряшки...
Счастливое детство по скверику катит.
Надолго ль, надолго ль дорожки той хватит?


Пока живых не превратили в мёртвых,
Земля не развалилась на куски,
Пробирку об пол, в клочья рвите карты,
Ломайте кнопку "пуск", чтобы спасти
Счастливое детство!..

Три песни - три предупреждения возможных последствий безумной политики гонки вооружений.

Здесь автор должен принести извинение за то, что следующий, завершающий спектакль эпизод будет изложен конспективно. Дело в том, что он приобретёт окончательный вид лишь в результате работы с композитором, режиссёром, балетмейстером.

Пробьют кремлёвские куранты, прозвучит песня:

Собирайтесь, знакомьтесь, пойте, танцуйте, дружите, мёду хватит всем...

Могилы павших проросли травами и цветами, на них чистая роса, над ними кружат пчёлы - мёду хватит всем...

Мы молоды и сильны, мы построим города, проложим дороги, вырастим нивы. Мёду хватит всем...

А если кому не достанет - подарим, поделимся, завтра вернёте, ведь мы - одна семья. Мёду хватит всем.

Начнётся праздник юности, праздник долин и гор. Эта часть представления будет носить дивертисментный характер.

Мы увидим танцевальную сюиту "Фестиваль", сложенную из темповых современных танцев разных стран.

В.Леонтьев споёт несколько песен, посвящённых радости жизни, любви, стремлению к миру. (Песни эти на стихи В.Коротича, Р.Рождественского, Н.Олева уже есть в его репертуаре). В этом фрагменте певец явится вне театральных образов, он будет обращаться к зрителям от имени артиста - нашего современника.

В разгар праздника, когда песня, танец и шутка сольётся воедино, раздаётся пронзительный, все нарастающий звук летящей осы.
Make your own free website on Tripod.com